сексуальные проблемы

67% женщин не испытывают удовлетворения от сексуальной жизни. Во множестве других материалов приводится объективный процент мужчин, страдающих хроническим простатитом. И эта совсем не маленькая цифра оказалась близкой к 70%. Большинство этих мужчин никогда не жаловались на свое состояние. Впрочем, мужчины, по образному выражению Карла Витакера, безнадежны. Но каждая «чисто мужская проблема» является обратной стороной женской неудовлетворенности. Так и возникает общая проблема сексуальных отношений: «безударные» мужчины и «несогласные» женщины.

Современная системная семейная терапия вообще не рассматривает сексуальные проблемы одного из супругов как «исключительно его патологию» в пользу концепции «симптома» нуклеарной семьи как системы. А Стэйми в 1990 г. отметил, что простатит является «мусорной корзиной для клинического невежества» из-за разнообразия используемых терминов, методов диагностики и лечения.

Другой пример: Лиллиан Роттер обнаружила в жалобах мужчин бессознательные сомнения в том, что женщина вообще способна любить, поскольку тайной выступает ее истинная реакция. Мужчина, по ее мнению, неосознанно воспринимает женщину как «лживое и непостижимое существо». За этими идеями притаились представления о собственной недостойности, неполноценности, необходимости иметь много денег, чтобы «купить и контролировать» любовь. Одновременно, женщина, принимая правила игры в «любовь за деньги», изо всех сил надеется на то, что деньги окажутся слишком значимыми для мужчины, чтобы отразить его истинные чувства к ней. При этом складывается впечатление, что и мужчины, и женщины видят в свободной от условностей, полноценной сексуальности чуть ли не смертельную угрозу. Хотя психологи давно пришли к выводу: важнейшей психологической задачей семьи является отделение секса от условий и обязанностей!

Не менее важно понять механизм нарушений реализации мужской сексуальности. Алис Миллер считала, что «мальчик развивает в себе качества, которые в нем хочет видеть его мать, но потом это всю жизнь мешает ему быть собой». Навязчивое желание «уберечь символическую мать от разрушения», с одной стороны, связывается с гарантией любви и принятия, но с другой, это путь отказа от своего мужского начала.

сексуальные проблемы

Семейные терапевты считают причиной болезненного «психологического развода» и то, что женщина влюбляется в своего ребенка. Она, фактически, создает «идеального любовника», лишая своего мужчину внимания, груди, секса и даже постели — теперь все это принадлежит новорожденному. Более того, женщина иногда настаивает, чтобы мужчина был рядом во время родов и даже получал удовольствие, хотя психологи сравнивают эту ситуацию с публичной изменой и приглашением увидеть величайший в ее жизни оргазм, в то время как мужчина никогда в жизни не испытывает ничего подобного!

Женщина внезапно открывает новую, истинную любовь, глубокую биопсихосоциальную связь со своим ребенком, а отец оказывается в стороне. Обостренно чувствуя свое одиночество, он влюбляется в работу, друзей, новый автомобиль, в психологические теории или в других женщин. Это развитие событий неизбежно, если женщина не может силой своей любви удержать своего мужчину рядом. А когда этого не происходит, женщина склоняется к искаженной реакции и подвергает мужчину атакам в отношении ключевых аспектов мужского естества: деньги, карьера, власть, потенция и внимание. Причем внимание должно быть «нужного качества». Женщина, в отчаянии от своего двойственного положения, пытается воздействовать на мужчину значимостями «традиционных мужских обязанностей» проговаривая слова: должен, обязан, вынужден. Однако чем больше обязанностей возлагается на мужчину, тем ярче женская неудовлетворенность, а мужчина реагирует своеобразным саботажем, выраженным в сексуальных проблемах.

Не поэтому ли, «современное кино эксплуатирует образ женщины-воина, вооруженной каким-нибудь самурайским мечом? Еще совсем юных девочек в фильмах обучают наносить удары в зону мужских половых органов, что приветствуется смехом, радостью и всеобщей реакцией одобрения. Более взрослая женщина вообще негласно получает «лицензию на убийство» мужчины! Обществу преподносится идея, что мужчина виновен в своей сексуальности и желании совокупления с женщиной. Эта ярко выраженная тенденция современного искусства говорит о глубоком кризисе женской идентичности в попытках выстроить равные, гармоничные отношения с мужчиной. Парадокс в том, что в таких отношениях не меньше заинтересован и мужчина, но женщины, переживая комплекс неполноценности, видят выход в завоевании «чисто мужских позиций». Это и должность депутата парламента, премьер-министра, мужские профессии, виды спорта, многомужество, позиция сверху и т.д. Прямое следствие этого социального «заказа» — появление мультфильмов, отражающих установку на неполную семью, лишенную матери! Возникает вопрос: где же мама? А она в это время потихоньку осваивает исконные мужские территории: власть, деньги, карьеру или славу.

Психологи изучали современные сексуальные фантазии женщин, а затем сравнивали их с фантазиями двадцатилетней давности. Выяснилась любопытная тенденция: «слабый» пол стал гораздо активнее, властнее и свободнее от условностей. Все это происходит во имя борьбы с «неравенством», в котором виновны мужчины. Но все ограничения, унижения и физическое насилие, которым подвергались женщины со стороны мужчин в истории человечества, говорят об огромном, животном страхе мужчин перед ними. Теперь же эта мнимая неполноценность заставляет женщин контратаковать своих мужчин.

Признание же своей неограниченной власти над мужчиной оказывается слишком сложным, поскольку лишает женщину позиции «потенциальной жертвы» (игра слов: жертвы потенции ‘мужчины). Невозможным для женщин видится и отказ от вывески «слабый пол», сам факт которой подразумевает внутренний конфликт. Поэтому «женская сила» сводится к силе физической или превосходству женщины в карьерном росте. В то время как истинная сила женщины не в демонстрации мужчине его мнимой неполноценности, а в противоположном.

Мужская сексуальность и без этого ограничена слишком целомудренным образом матери. А значит, чем «святее» романтические отношения, тем менее возможен удовлетворяющий секс, поскольку он несовместим с моральной чистотой. Мужчина хочет совместить несовместимое: непорочность и разврат, создавая основной источник внутренней боли.

Долгое время сексуальные дисфункции считались признаком половой слабости, определенного дефицита «мужской силы». Поэтому основной упор делался на препараты, стимулирующие потенцию. Однако Станислав Гроф эмпирически доказал нечто противоположное. Сложность состоит именно в избытке сексуальной энергии, которая работает против себя. Половое возбуждение и разрядка связана с другими аспектами травмы рождения, которые не могут быть разделены в сексуальной ситуации! Так яркая сексуальность вместо разрядки создает очаг хронического напряжения. А теперь представьте, что урологи и сексологи давно считают основной причиной застойных явлений в предстательной железе нейрогемодинамические нарушения!

Помочь в этих случаях должно переживание и интеграция в сознание «балластных эмоций» в несексуальных условиях. В результате одна противоположность может смениться другой и что особенно замечательно: этот принцип действует и в раскрытии женской сексуальности.

Следует осветить важный аспект сексуальности, не получающий должного внимания со стороны научной литературы. Семейные отношения в условиях духовного роста одного из партнеров определяют сексуальные особенности, которые могут быть ошибочно расценены как патологические. В условиях осознания истинных мотивов отношений сексуальные роли могут быть переоценены и трансформированы в соответствии с разрешением внутренних конфликтов. Любое неквалифицированное вмешательство в этот процесс может навредить, поэтому я призываю клиницистов — более плотно сотрудничать с психологами и семейными терапевтами в вопросах сексуального здоровья. Именно тогда могут быть вскрыты истинные причины — эмоции, не находящие своего выражения.

Сексуальность всегда выступала связью между физическим телом и более высокими частотами вибраций сознания, однако нет другой области, подверженной такому маниакальному самоосуждению. Принятие и понимание истинного значения сексуальности — это естественный и радостный путь к новому уровню раскрытия своей истинной природы, формирующему более широкую совокупность жизненного опыта, доступного человеческому существу.

Современные ченелинги (откровения) удивительно созвучно предлагают одну и ту же информацию: в ближайшие годы в нашем выражении сексуальности откроется совершенно новое измерение. С одной стороны это будет связано с неприятной ломкой стереотипов, но с другой, даст возможность небывалого роста и развития. Важнейшим условием станет открытость и понимание вашего партнера. Ведь, если рядом окажется человек, который играет в игры отрицания или уклонения от своей собственной природы, это неминуемо отразится и на вас, замедляя ваше собственное развитие. Напомню, любая попытка отказаться от себя в этих условиях приведет к болезненности или «жертвенности» отношений.

Поэтому, важнейшей задачей становится принятие ответственности на себя и определение своей собственной роли. Значение самых разных вариантов «союза по расчету» неумолимо ведет в тупик, а способность прислушиваться к своим чувствам станет определяющей. Вместо поиска «недостающего звена» снаружи, которое позволило бы получить счастье, «покой» или деньги, задача становится прямо противоположной: выражать свою истинную природу, которая и привлечет в жизнь партнера, резонирующего с вашим высоким уровнем сексуальности и свободы.