<<< Все статьи психологов
Ожиринский Михаил Автор: Ожиринский Михаил
17 июня 2022 г.
410

Сеттинг. Иллюстрации. Кодекс

сеттинг
Сеттинг. Иллюстрации. Кодекс
В идеале пациент никому не говорит о своей терапии, все напряжение и весь материал приносит на консультацию

Я все думал, а как проиллюстрировать что такое сеттинг. Пришло две идеи. Первая: все мы знаем, что птицы несут яйца и большинство сами их высиживают. Так вот, для того чтобы появился птенец из яйца необходима определенная температура. И птицы эту температуру создают. Второй пример более бытовой. Большинство из нас готовит на кухне и многих есть плита. И для того, чтобы блюдо было готово необходимо чтобы постоянно плита «грела». Также и сеттинг создает условия для того, чтобы случилось самое важное и нужно. И без сеттинга особо не куда не продвинешься.

Давайте перейдем к самому сеттингу. Сегодня продолжу говорить о не самых очевидных сторонах сеттинга. Давайте поговорим о третей стороне в терапии. В идеале пациент никому не говорит о своей терапии, все напряжение и весь материал приносит на консультацию. НО! Это только в идеале. А по факту мы часто встречаемся с тем, что кто-то еще бывает так или иначе включен в процесс терапии. Вначале давайте проясним почему это не есть хорошо. Если мы что-то где-то кому-то говорим о терапии это значит мы что-то не приносим на консультацию. Да, это хоть и, может быть, из лучших побуждений или без задней мысли, но это так называемый аварийный сброс напряжения. Конечно, лучше это все напряжение приносить на консультацию и там с ним работать. Но давайте вернемся в реальность. В ней мы часто сталкиваемся что кто-то еще (кроме психоаналитика и пациента) знает о терапии. Это может быть кто-то из родственников кто оплачивает терапию. Например, иногда родители оплачивают терапию своих детей. Если кто-то из супругов не имеет дохода, то другой супруг оплачивает консультации. Конечно же чаще это происходит не напрямую.

Конечно, не один аналитик не будет жестко запрещать разговаривать о терапии с другими или кому-то еще кроме пациента оплачивать консультации. И это не из-за страха потерять доход. А из-за того, что это очень важный процесс для пациента и такой способ поведения и положения дел очень встроены в его жизнь. А наша задача не крушить и ломать жизнь, а помогать что-то в ней изменить при этом достаточно бережным способом. Расскажу о своей практике. Если пациент приходит на консультацию не один, а с кем-то из родственников или с партнером, то я конечно не выгоняю человека, это дает возможность расширить поле наблюдения и работы. Но я и не настаиваю на включение в терапии других людей (это вообще будет не терапевтично). А если у человека возникает такое желание, то это вначале это тщательно обсуждается. И всегда это какое-то скрытое внутреннее желание. Преднамеренный контакт психоаналитика с родственниками и близкими пациента возможет только в очень особенных случаях. Например: начало терапии с ребенком или подростком, реальная угроза суицида у пациента (а иногда реальная угроза или нет достаточно сложно определить), при неизлечимой болезни пациента. Лично я во всех других случаях исключаю контакт с родственниками и близкими своих пациентов.

Но это не самая частая тема для обсуждения в терапии. Гораздо чаще тревога касается того буду ли я рассказывать какую-либо информацию о пациенте. Тут моя позиция очень простая. Нет, я никому никогда не рассказываю ничего о своих пациентах. Об этом также говориться в этическом кодексе. Зачитаю: «4.1. Психоаналитические психотерапевты обязаны соблюдать конфиденциальность информации, полученной в процессе их работы.

4.2. Разглашение конфиденциальной информации пациента без его письменного согласия является серьезным нарушением профессиональной этики. Если психоаналитический психотерапевт использует материал пациента для презентаций, научных статей и т.п. целей, идентичность пациента должна быть в достаточной степени скрыта. Единственным исключением является случай, когда психоаналитический психотерапевт считает соблюдение конфиденциальности потенциально опасным для пациента, других лиц или окружающих людей в целом. Психоаналитический психотерапевт должен стремиться соблюдать баланс между конфиденциальностью и общественной безопасностью. 4.4. Срок конфиденциальности не ограничен. Психоаналитический психотерапевт предпринимают все меры для соблюдения конфиденциальности при хранении и уничтожении записей, а также их доступности в случае своего отсутствия.

4.5. При работе с маленькими детьми или другими лицами, неспособными дать свое осознанное согласие, психоаналитический психотерапевт заботится об интересах этих пациентов и при необходимости консультирует других задействованных лиц.»

По итогу: все что происходит в кабинете – конфиденциально. Срока давности нет и не может быть. Он просто вечен. Никто и некогда не должен что-то узнать.

 



Добавить комментарий:
   



Вы должны войти или зарегистрироваться, чтобы комментировать статьи.