<<< Все статьи психологов
Александр Кох Автор: Александр Кох
30 апреля 2024 г.
810

Герои

Герои
Каждому времени нужны свои герои

Каждому времени нужны свои герои. Да что там время – они найдутся в роду любого из нас. Смелый военный, самоотверженный трудяга, чиновник-бессребреник, рисковавший собой спаситель – все возможные варианты не перечесть, пестры родословные биографиями. Нам нужны примеры для подражания, опоры, даже если их уже нет в живых – и это весьма неплохо. До определенных пределов. В принципе, как и все в нашем мире. Главное – не переборщить. Капелька змеиного яда, попавшая в наш организм, может иметь весьма прискорбные последствия, но та же самая капелька на условное ведро воды делает его содержимое целебным настоем.

Желание быть героем похвально. Но давайте попробуем разобраться, в чем суть этого понятия. Для того, чтобы стать героем, желательно умереть. И не просто так (этого добра у нас и без того навалом), а во имя некой высшей цели: справедливости или спасения чьих-то жизней. Все же герой – понятие относительное, как и гений: если не разменивать его по мелочам, мы склонны присваивать эти звания людям умершим. И в этом есть своя логика. Гений вместо очередного шедевра может выдать нечто весьма посредственное, а герой при личном общении может оказаться не только обычным человеком, лишенным романтического ореола, но и не самым приятным типом. То ли дело покойники. Они не допускают подобных ошибок. Да и легенды проще складывать про мертвых людей, живые – не самый подходящий материал для них. Жизнь меняется, легенда статична – все просто.

Ну да бог с ними, с трупами – не о том речь. Есть определенный типаж, для представителей которого вся жизнь – это маленький подвиг. Что же это за люди такие? И почему их воспевает не поэт, а описывает психолог? Давайте разбираться.

Первое, что их отличает – болезненное стремление к совершенству. Чаще всего, в профессионально-карьерной среде. В самом по себе стремлении нет ничего предосудительного, проблемы начинаются в момент, когда оно приносит страдание. Идеала добиться сложно, если не сказать невозможно. Обязательно где-то будет некстати выпирающий уголок, досадная помарка, нелепая ошибка, недостаточная выразительность, недоработанность, не к месту сказанная фраза – повод придраться к тому, что делаешь, найдется всегда, было бы желание. Чего-чего, а такого желания у этих ребят хоть отбавляй. Как бы ни была продумана и выверена работа, недовольство собой и сделанным займет самое почетное место во главе стола. «Можно было лучше/больше/качественнее» – девиз героев, стремящихся к совершенству. Эта фраза, как вы понимаете, звучит из их уст далеко не единожды, и так плотно помещается в их лексикон, что становится своеобразной присказкой, подводящей итог проделанной ими работе. Герой никогда не оценит своих достижений. Как бы его ни хвалили или ни убеждали в том, какой он молодец, только одному ему ведом тот Недостижимый Идеал, к которому он стремится, как бегущий ослик за подвешенной перед его носом морковкой. Бежать можно, догнать – нет.

Отсюда вытекает вторая особенность героя – безжалостность к себе. И это не про пожалеть себя любимого, здесь речь идет об отсутствии элементарной поддержки собственных сил на приемлемом уровне. Отдых? Нет, не слышали. Если же это слово каким-то чудом и доносилось до них, то воспринималось исключительно как удел слабохарактерных тряпок. Грядущий отпуск или выходные ожидаются с плохо скрываемым ужасом. Но герои тоже не дураки, и раз избежать этой участи не получается, можно приспособиться. «Лучший отдых – смена деятельности» – прекрасная адаптивная фразочка для такого случая. Благо, есть много способов заполнить выходной. Можно взять работу на дом, можно найти подработку, можно учить иностранный язык, можно стать волонтером, можно сделать приборку или завести себе дачу – с ней минимум шесть месяцев из двенадцати не придется ломать голову над вопросом, чем занять себя в злополучное свободное время. Отдых – досадная помеха саморазвитию и самосовершенствованию. В том числе, и поэтому сидеть ровно мешает моторчик в жопе, который включается каждый раз, когда появляется вероятность просто валять дурака или слоняться без дела. Ресурсы любого живого организма ограничены, так задумано природой. И если не давать себе возможности для перезагрузки, они исчерпаются еще быстрей.

Отсюда герой делает вывод – нет времени. Да-да, именно так. Не стараться увеличить протяженность жизни, заботясь о себе и своем здоровье, а по максимуму использовать отпущенные дни, загружая себя «по горлышко». Поэтому все, что не касается работы, саморазвития или того, что герой называет своим «Делом», аккуратно складывается в папочку под названием «Потом». Если хорошенько покопаться, там можно найти и отдых, и заботу о своем здоровье, и какие-нибудь завалященькие отношеньица – много всего. При хорошем раскладе, время этому уделяется по остаточному принципу, или в случае громкого тиканья детонатора: «Сейчас рванет!» Назревает скандал со своей половиной – ладно, сегодня немного раньше придем домой. Закружилась голова – что ж, посидим пару минут. От сильной боли не спасают уже никакие таблетки – черт возьми, обратимся к врачу. Впрочем, если завтра отпустит – как-нибудь в другой раз. И это не демонстративное пренебрежение собой, а стиль жизни. Им и в голову не приходит остановиться. Здесь проблема заключается в том, что герои игнорируют простую истину: то, что хорошо на короткой дистанции, не работает на длительной. При нормальном раскладе аврал должен иметь свои границы. Стометровку и марафон бегут по-разному. Если мы участвуем в спринтерском забеге, безбашенная скорость и напряжение всех сил организма станут залогом успеха. Но если речь идет о марафоне, выиграть поможет правильное распределение сил. Здесь быстрее, тут – чуточку медленнее, там – рывок, а теперь восстановление дыхания. Вот и выходит, что герой, сделавший вывод об отсутствии времени, сокращает его еще сильнее.

Внешняя неуязвимость – вот еще одна черта героя. Его ничто не способно выбить из седла или вывести из равновесия. У него все всегда хорошо. Это те ребята, которые едут на каталке в операционную и по дороге успокаивают своих родных. Ни в коем случае не наоборот, не перепутайте! Почему же так происходит? Неужели герой – бесчувственный психопат? Ни в коем случае! Чаще всего, эти люди тонко ощущают, что происходит с другими. И здесь, как ни странно, им помогает абсолютное пренебрежение к собственным чувствам. Такой вот парадокс. Но если вдуматься, тут нет ничего удивительного. Происходит перенос объекта заботы с себя на других. Почему? Потому что герой начисто лишен умения брать, он только отдает, и никогда никого ни о чем не просит. Как бы ни было тяжело, больно или плохо, он не признается в том, что нуждается в помощи даже под дулом пистолета. А как иначе? Это не вяжется с образом неуязвимого Супермена. Назвался груздем – полезай в кузов. Просить, делиться проблемами или, не дай боже, плакать в их восприятии не что иное, как проявление слабости. А мы помним, что у героя права на слабости нет, иначе что это за герой? Дерьмо, прости господи, собачье. Таким образом, эти ребята оказываются втянутыми в ловушку, которую сами же и спроектировали. Слабостей вроде как и нет, а они есть. И чем сильнее они рвутся наружу, тем мощнее приходится отвлекаться на работу или другое какое занятие. И здесь мы сталкиваемся с основным невротическим противоречием героя: с одной стороны – внешняя неуязвимость, с другой – страх показаться слабым. Получается, обычный человек говорит о своих трудностях и просит о помощи, а сильный всего этого боится. Сильный… Боится… Не увязывается как-то! И не увязывается оно потому, что настоящая сила не в отсутствии слабостей или их сокрытии, а в принятии своего несовершенства и собственных страхов. Если человек способен даже время от времени смотреть в лицо своим демонам, то основной пакет акций самоконтроля переходит к личности. Да, страхи не выходят из игры, противно нашептывая, мешая, ставя подножки, возводя препятствия, но прямой взгляд лишает их изначальной силы. Человек их видит, понимает свои ограничения и пытается обойти препятствие. Не стучит головой об стену, делая вид, что ее нет, или что голова прекрасно подходит для этих целей. А потом искренне недоумевая, почему стена заляпана кровищей, а голова перестала быть пригодной для тонких мыслительных операций.

Трагический финал. Собственно, а какой еще? Мы же о героях говорим. Другой не предусмотрен драматургией сюжета. «Сгорел на работе» – это про них. Сердечный приступ – идеальный вариант. Впрочем, сгодится инсульт, онкология, прободение язвы – любая болезнь, способная сразить наповал, прервав полет в расцвете лет. Преждевременная кончина и делает героя героем, напяливая на макушку долгожданный лавровый венок. Ранняя смерть является своеобразным свидетельством того, что человек отдал всего себя, сжег все силы во имя человечества, любимого Дела или не менее важной работы. Да и общество, надо отдать ему должное, воспринимает это также, поддерживая миф. Сознательно или нет, но работая на износ герой приближает неминуемый конец. И не видит в этом ничего плохого. Даже оказавшись в больнице с неутешительным диагнозом, он не остановится. В медицине такой тип пациентов называют эргопатическим. Эти ребята воспринимают болезнь как несущественную помеху, и даже на больничной койке останутся глухи к мольбам организма о пощаде и будут дальше развивать бурную деятельность, хоть дистанционно, но участвуя в рабочих процессах. «Вот это сила воли!»  – восхищенно подумают, глядя на них, неискушенные зрители. Конечно. Сила воли заколачивать гвозди в собственный гроб. Это не что иное, как социально одобряемый способ самоубийства. Это не явный суицид, резко обрывающий жизнь. Он растянут во времени и занимает годы. Это даже не постепенное скатывание на дно, порицаемое всеми, по типу алкоголизма или наркомании. И тем не менее, есть черта, делающая все вышеперечисленное ягодами с одного поля – саморазрушение, цель которого более чем незамысловата. И в этом, пожалуй, кроется и основное отличие невротического героя от настоящего: он жертвует собой тогда, когда в этом нет необходимости. Нет предпосылок погибать и товарища выручать, поблизости не наблюдается амбразур, которые можно закрыть собой, и никто не заставляет идти на костер, отстаивая свои идеи. Все предельно тихо и спокойно. Везде, кроме как в голове нашего замечательного героя, которому кажется, что он бросает вызов самому себе, а на деле же работает над планомерным самоуничтожением.

Откуда берутся герои и почему так себя ведут? Из детства, конечно, откуда еще. Здесь может сыграть роль довлеющий авторитет предков или непосредственных родителей, чью фамилию они должны носить с наименьшими репутационными потерями и быть достойными ее. Свою лепту могут внести всеми нами любимые соцсети, 24/7 транслирующие истории успешного успеха. Начало героизму могут положить неудачные отношения или страх привязанности. Ведь по сути своей, что такое героизм, описываемый мной? Отсутствие баланса. Если у человека имеется гиперответственность, скажем, в работе, в какой-то иной сфере его жизни образуется недостача. «Гипер-» и «недо-» идут бок о бок. По-другому это не работает. И у героев чаще всего страдает именно эмоционально-отношенческая область. Формально серьезные отношения представляют угрозу полной включенности в любимое дело. Если же пройти еще чуточку вглубь, окажется, что привязанность к кому-либо автоматически ставит под удар внешнюю неуязвимость. Только по-настоящему близкие люди способны причинить боль (да, бывают случаи, когда и далекие на это способны, но им необходимо наступить на какой-нибудь наш любимый невротический мозоль, который еще необходимо найти, а потом и попасть. Та еще задачка!) То ли дело близкий. Мозоль болит сильнее, если наступает любимая нога. И герой прекрасно осведомлен об этом, потому привязанностей как таковых чаще всего и не имеет. В том числе еще и по причине одной немаловажной детали: имея серьезные отношения сложнее жертвовать собой. А ведь именно это он и делает. Поэтому его личная жизнь будет весьма бурной или поверхностной, но уж никак не спокойной и размеренной.

Так выглядит без прикрас жизнь и стратегия героев. Не имеет принципиального значения, когда и почему человек встал на этот путь. Продолжать или нет – вот что важно. Каждый раз, оказываясь перед выбором, мы пытаемся выбрать счастье. И как должно выглядеть счастье у каждого из вас, я не возьмусь судить. Является ли саморазрушение счастьем и стоит ли оно того? Ответь себе, герой.

Сохранить в соц. сети

Обсуждение на сайте
   


Вы должны войти или зарегистрироваться, чтобы комментировать статьи
Обсуждение в соц. сетях
Мнение пользователей социальных сетей Вконтакте и Дзен
Другие статьи автора
Еще статьи по теме