<<< Все статьи психологов
Зюликова Татьяна Автор: Зюликова Татьяна
29 июля 2023 г.
2620

Татьяна Ларина. Часть 1. Идеальная женщина Пушкина

Татьяна Ларина
Татьяна Ларина. Часть 1. Идеальная женщина Пушкина
Есть такие произведения, которые я готова перечитывать снова и снова, каждый раз открывая что-то новое

Есть такие произведения, которые я готова перечитывать снова и снова, каждый раз открывая что-то новое. «Евгений Онегин» – одно из них. В школе меня волновала исключительно любовная линия: она его любит, а он ее нет; он ее любит, но она замужем. Лет семь назад мне казалось, что сюжет вообще второстепенен, а главную прелесть романа составляет искрометный диалог Пушкина с читателем. Сейчас, когда я занимаюсь психоанализом и тайнами человеческой психики, мне прежде всего интересны характеры героев, скрытые мотивы и истоки их поведения. И больше всего мое воображение занимает Татьяна Ларина, Пушкинский идеал женственности.

Хотя Татьяна – главная героиня романа, первой на его страницах появляется Ольга:

Всегда скромна, всегда послушна,

Всегда как утро весела,

Как жизнь поэта простодушна,

Как поцелуй любви мила;

Глаза, как небо, голубые,

Улыбка, локоны льняные,

Движенья, голос, легкий стан,

Все в Ольге…

В описании Ольги очень много деталей внешности: голубые глаза, белокурые волосы, легкий стан. Это практически слоган для рекламы куклы Барби. Больше Пушкин не говорит об Ольге ничего, как будто о ней нечего сказать. Красивая оболочка, и ни слова о внутреннем содержании. Онегин, этот циник и знаток человеческой природы, дает очень точную характеристику Ольги:

В чертах у Ольги жизни нет.

Точь-в-точь в Вандиковой Мадоне:

Кругла, красна лицом она,

Как эта глупая луна

На этом глупом небосклоне.

Онегин сравнивает Ольгу с некой картиной Ван Дейка, предположительно, с «Мадонной с куропатками». Но что эта характеристика добавляет к портрету Ольги? Вероятно, речь идет о присущей Ван Дейку манере письма, когда все прописано очень точно и красиво, но при этом практически отсутствует экспрессия, эмоциональность. Жизни нет, есть красивая картинка. Получается, Ольга – тоже красивая картинка, за которой ничего не стоит. В популярной психологии такую женщину называют «хорошая девочка». Она неизменно мила, услужлива и удобна. Она никогда не злится и не говорит «нет». У меня для женщин такого типа есть свой термин — девочка-фасад или девочка-фантик. Есть красивый фасад, блестящий фантик из позитива и милоты, но что за ним скрывается – непонятно. И возникает ощущение, что за ним не скрывается ничего – одна пустота. Истинные чувства не просто скрыты от окружающих, а загнаны в бессознательное, так что даже сама обладательница о них не подозревает.

На фоне этой кукольной красоты появляется Татьяна:

Итак, она звалась Татьяной.

Ни красотой сестры своей,

Ни свежестью ее румяной

Не привлекла б она очей.

Дика, печальна, молчалива,

Как лань лесная боязлива,

Она в семье своей родной

Казалась девочкой чужой.

Когда писатель выводит в произведении двух героев или героинь, он часто делает это, чтобы создать контраст. Здесь мы тоже видим контраст между земной, даже приземленной Ольгой и идеальной Татьяной. Если портрет Ольги – это прежде всего портрет тела, то портрет Татьяны – это портрет души. Пушкин не описывает ее внешность. Мы ничего не знаем о цвете ее волос и глаз. Мы знаем только, что она уступает сестре красотой и свежестью. И еще Татьяна бледна. Пушкин несколько раз упоминает об этом: «бледна и молчалива», «Татьяны бледные красы». Она настолько неземная, что кажется почти бескровной. Кровь – это что-то материальное, животное, страстное. Татьяна бледна, как будто в жилах у нее течет не кровь, а некая духовная субстанция.

Если Ольгу Онегин сравнивает с Вандиковой Мадоной, то есть с картиной, то образ Татьяны связан с другим видом искусства:

Ей рано нравились романы;

Они ей заменяли все.

Живопись – это нечто материальное, зримое, поддающееся чувственному восприятию. Литература нематериальна. Да, книга осязаема, но книга – всего лишь носитель, а само произведение состоит из слов и идей. Слово «идеал», который Пушкин так часто применяет к Татьяне, происходит от слова «идея». Идея – опять же нечто нематериальное, чему место не в земном мире, а в Платоновском мире идей. Если же брать это слово в его более обыденном значении, идея – это то, что у нас в голове, то есть опять же нечто оторванное от реальности.

Противопоставление женственности чувственной и женственности идеальной встречается у Пушкина не только в «Евгении Онегине». Такое же раздвоение присутствует в «Бахчисарайском фонтане»: с одной стороны – страстная Зарема, с другой – кроткая и печальная Мария, чья холодная красота волнует хана гораздо сильнее. То же противопоставление есть и в прекрасном стихотворении «Нет, я не дорожу мятежным наслажденьем…», где Пушкин прямо говорит , что в женщине ему милее не страстная чувственность, а целомудренная холодность.

Но как же в одной семье могли появиться две настолько разные сестры, как Татьяна и Ольга? Об этом поговорим в следующий раз.

Продолжение следует

Сохранить в соц. сети

Обсуждение на сайте
   


Вы должны войти или зарегистрироваться, чтобы комментировать статьи
Обсуждение в соц. сетях
Мнение пользователей социальных сетей Вконтакте и Дзен