<<< Все статьи психологов
Дерюгин Александр Автор: Дерюгин Александр
3 августа 2023 г.
3810

Оказание психологической помощи при переживании утраты: точки фокуса внимания психолога

Оказание психологической помощи при переживании утраты: точки фокуса внимания психолога
В настоящее время существует ряд концепций, описывающих процесс скорби, составлено множество руководств по работе с утратой, книг самопомощи для горюющих

*Статья опубликована в 3 номере за 2022 год в журнале «Диалог».

Аннотация. В статье рассматривается специфика оказания психологической помощи при переживании утраты. При помощи анализа научных источников было определено и описано пять фокусов внимания педагога-психолога в процессе консультирования. В статье рассмотрены теоретические конструкты, а также рассмотрены навыки и техники, применимые в процессе оказания помощи.

Введение.

В настоящее время существует ряд концепций, описывающих процесс скорби, составлено множество руководств по работе с утратой, книг самопомощи для горюющих. В мире создано большое количество институтов по исследованию утрат. Такой интерес к данной теме за последний век говорит о том, что оказание психологической помощи лицам, переживающим утрату в связи со смертью близкого человека, может выступать своеобразным вызовом для специалиста. Подчеркивают этот тезис следующие факты:

  • Разрозненность множества теоретико-методологических подходов к определению процесса горевания и его завершения (Трудности начинаются уже в вопросах определения неосложненного горевания: к примеру, в ряде современных источников срок завершения горевания описывается в границах 1-2 года, а в МКБ-11 указана продолжительность переживания утраты в полгода [1]).
  • Универсальность процесса скорби и одновременно уникальность переживаний каждого конкретного горюющего в конкретный момент времени.
  • Высокая интенсивность и широкий спектр эмоций, проживаемых горюющим.
  • Собственный страх утрат и смерти, что может актуализироваться у специалиста при оказании психологической помощи.

Описание и систематизация теоретических представлений об утрате, а также методов оказания психологической помощи, видится важным условием для достижения цели данной статьи: определение областей фокусирования внимания педагога-психолога необходимых для повышения эффективности интервенций при консультировании утрат.

Работа горя схожа по описанию с концепцией пограничной ситуации, предложенной К. Ясперсом [2]. Пограничная ситуация является своеобразным разделением жизни человека на «до» и «после», связана со столкновением с небытием, с которым человек принципиально не может справиться. В силу того, что они не могут быть разумно объяснены, он делают очевидной незащищенность человеческого бытия.

Основные характеристики пограничной ситуации:

1) неизбежность — человек не может изменить ситуацию, но может ее осознать и осмыслить;

2) индивид склонен к избеганию, игнорированию и забвению пограничных ситуаций;

3) человек становится собою, когда с открытыми глазами вступает в пограничные ситуации;

4) встреча с пограничной ситуацией возможна лишь один на один;

5) пограничные ситуации двойственны — «страстность в деятельности соединяется с сознанием, что «все ничтожно». С одной стороны, они относятся к универсальным, всеобщим явлениям жизни, с другой — уникальны для бытия отдельной личности.

Описание пограничной ситуации соприкасается с закономерностями процессов утраты, имеющих место в различных подходах к оказанию психологической помощи:

  1. потеря воскрешает в памяти все прошлые утраты;
  2. утрата, если она полностью пережита, может дать толчок к личностному росту и обновлению;
  3. совладание с горем – реконструкция жизненного пути (опыт горевания встраивается в жизненный путь через нахождение смысла утраты);
  4. качественная сеть социальной поддержки – важный аспект проживания горя;
  5. амбивалентность переживаний: одновременное желание вернуть все как было и принять смерть близкого;
  6. скорбь так же индивидуальна, как и отпечатки пальцев;
  7. пережитая утрата означает сохранение связей с умершим (памятование, а не забвение).

Все эти тезисы, представленные в работах множества авторов, исследующих тему утраты, схожи с философскими воззрениями К. Ясперса о пограничной ситуации.

Таким образом, можно прийти к выводу, что условие завершения горевания – это проживание всех универсальных процессов, выражающихся в уникальных реакциях горюющего. Позитивным фактором для такого проживания является безопасное и надежное окружение. Завершение горевания связано с нахождением смысла этой утраты и выходом на новый уровень понимания собственной жизни и близости с другими людьми.

Основная часть

Утрата изменяет привычный уклад жизни человека, разрушая многие представления человека о себе, других людях и мире в целом. В оказании психологической помощи в рамках этой темы первостепенной задачей является реконструкция жизненного пути и выход к личностному росту после утраты. Для реализации данной цели видится важным, чтобы работа психолога с темой утрат носила системный характер. Предполагается, что системность будет соблюдаться в случае, если внимание психолога будет удерживаться в следующих направлениях:

  1. Фокус внутреннего мира клиента.
  2. Фокус отношений с умершим.
  3. Фокус окружения.
  4. Фокус теоретическо-методологический.
  5. Фокус собственных переживаний консультанта.

Рассмотрим каждый фокус внимания в подробностях.

  1. Фокус внутреннего мира клиента.

В рамках первого фокуса внимания – все те элементы психики, что являются основой личности клиента (здесь важно знать, что было характерно для человека до утраты, а что появилось после. Здесь можно говорить о типе личности, возрастных особенностях личности и проживания утраты, стратегиях совладания, психической эффективности, предшествующих психотравмах и диагнозах).

Затрагивая тему копингов, или стратегий совладания со стрессом, стоит отметить, что наиболее эффективными при переживании утрат признаются следующие: решение проблем, активный эмоциональный копинг и способность принимать поддержку. К наименее эффективным относят избегание эмоций, отрицание и изоляция [3, С. 91].

Кроме того, важно иметь представление об основных феноменах горевания. Под феноменами горевания понимаются наиболее распространенные эмоции, мысли, физиологические и поведенческие реакции у горюющих.

Когда мы говорим об эмоциональных проявлениях, то наиболее распространенными выступают: шок, печаль, гнев, вина, тревога, одиночество, освобождение (облегчение может наступать, если смерть наступает вследствие длительной болезни, либо отношения с умершим носили конфликтный характер).

На когнитивном уровне могут возникать: неверие в произошедшее, спутанность мыслей, поглощенность своими мыслями/воспоминаниями, переживание присутствия умершего, галлюцинации (также распространенная реакция, проходящая в течении нескольких недель).

Физические реакции, которые отмечали горюющие в различных исследованиях: пустота в желудке, сжатие в груди и горле, повышенная чувствительность к шуму, переживание деперсонализации («Я иду по улице, и все кажется нереальным, включая меня самого»), одышка, нехватка воздуха, слабость в мышцах, недостаток энергии, сухость во рту, усталость.

Поведенческие реакции могут выражаться в нарушениях сна (как уменьшение продолжительности сна, так и увеличение) и аппетита (как в виде переедания, так и в виде недоедания), рассеянности, социальном дистанцировании, сновидениях об умершем или отдельных аспектах смерти, избегании напоминаний об умершем, поиске и призывании умершего, плаче, посещении мест или хранении объектов, напоминающих об умершем.

Все феномены горевания являются типичными для горюющего и могут проходить в течение времени. Они не свидетельствуют о развитии психическтих расстройств, скорее позволяют прийти к завершению процесса утраты (за исключением случаев, когда эти симптомы никуда не отступают со временем) – об этом важно информировать как самого горюющего, так и его окружение.

В процессе консультирования полезным ориентиром в исследовании внутреннего мира клиента является представление Э. Ван Дорцен о четырех измерениях человеческого бытия [4]:

Мир физический описывает природный мир в его физическом, биологическом измерении, где люди склонны действовать согласно инстинктам. Это измерение включает в себя целостное осознание полного спектра физических ощущений, имеющих как внутренние, так и внешние источники. Образ тела, способность бороться с болезнями, сила и слабость, отношение к пище, сексу и дето­рождению — все это составные части конкретного природного мира клиента.

Мир социальный описывает общественный мир с его социальным измерением человеческих взаимоотношений, в котором человек, вероятно, следует изученной, культурной манере. Основными противоречиями в рамках этого измерения выступают: доминирование и подчинение, принятие и отвержение, любовь и ненависть, схожесть и различность.

Мир личный описывает чувства, мысли, характерные черты, идеи, стремления. Те, кто серьезно озабочен проблемами своего личного мира, могут особо выделять конкретные сильные и слабые стороны своего характера и личности, которые они рассматривают как важные.

Мир духовный описывает верования, стремления, ценности и осмысление своего существования. В этом измерении люди создают значение для самих себя и придают смысл вещам. Прояснение личного способа взаимодействия с духовным измерением состоит в том, чтобы выявить существующие у человека личные взгляды на жизнь. Понять идеальный мир человека — значит осмыслить, как этот человек создает представление о мире, ради чего он живет.

Обсуждение феноменов горевания и утраты в целом, с точки зрения четырех измерений, будет полезным для осознания причин и следствий собственного состояния, а также поиска способов совладания с ситуацией утраты и актуализации процесса личностного роста.

  • Фокус отношений с умершим.

В рамках фокуса отношений с умершим, специалисту важно уделять внимание следующим вопросам:

  • Какова была специфика отношений горюющего с умершим до смерти?
  • Каким образом сохраняются отношения после смерти?

Отвечая на первый вопрос, специалисту важно уточнить:

  • Кем был умерший для горюющего и какие функции выполнял в жизни скорбящего (утрачивая значимого человека, как правило, скорбящий утрачивает и определенные роли и возможности в своей жизни).
  • Природа привязанности (Была ли сильная связь с этим человеком? Насколько необходим был умерший оставшемуся в живых для поддержания собственной самооценки/благополучия? Существовала ли амбивалентность в отношениях, т.е соотношение негативных и позитивных чувств в равной пропорции? Остались ли после смерти незавершенные конфликты? Насколько зависим был горюющий от умершего в социальном плане?). Как показывают исследования, зависимость в отношениях (как в плане самооценки, так и социальном), амбивалентность отношений и неразрешенные конфликты могут выступать факторами осложнения процессов горевания.
  • Какой была смерть. Факторами осложнения процессов горевания могут выступать: географическая отдаленность, внезапность и неожиданность смерти, неподтверженная смерть, смерть, которую можно остановить (и тут решающим фактором может выступать субъективное представление об этом вопросе), стигматизируемая смерть (стигматизированные смерти относятся к потерям, о которых в обществе молчат, которые в социуме осуждаются: например, в результате суицида или по причине стигматизированных болезней). [3, С.83].

Второй вопрос выглядит, на первый взгляд, достаточно спорным. Однако, в противовес концепции З. Фрейда, описанной в статье «Печаль и меланхолия» и говорящей о том, что горюющий должен выразить и прожить свои эмоции, связанные с утратой, а также сепарироваться от умершего для новой жизни [5], современные исследователи отмечают, что само по себе продолжение отношений с умершим не является чем-то патологичным. В связи с этим становится более важным вопрос о том, какие виды связей полезны, а какие нет?

Поиск ответа на этот вопрос волновал многих исследователей. Например, Ф.Е. Василюк в статье «Пережить горе» отмечал: «Смысл и задача работы горя в этой фазе состоит в том, чтобы образ умершего занял свое постоянное место в продолжающемся смысловом целом моей жизни (он может, например, стать символом доброты) и был закреплен во вневременном, ценностном измерении бытия» [6]. Завершающая стадия горевания (новое отношение к себе и миру), по мнению В. Каст, так же знаменуется тем что умерший становится внутренней фигурой [7]. В. Волкан утверждает о том, что существует только фактическое окончание горя, когда снижается острота переживаний и поглощенность образом умершего. Такое завершение характеризуется здоровой идентификацией – принятие хороших качеств и ценностей, что были значимы в отношениях с умершим [8]. В. Ворден, описывая одну из важнейших задач в разрешении горя — сохранить связь с умершим, приступая к построению новой жизни, утверждает: «задачей консультанта становится помощь горюющему не в том, чтобы отказаться от отношений с умершим, а в том, чтобы найти для умершего подходящее место в своей эмоциональной жизни. Такое место, которое позволило бы пережившему утрату продолноценно жить в этом мире» [3, С 97].

Таким образом, отказ от сохранения связи с умершим является неконструктивным способом пережить утрату, лишающим человека возможности личностного роста, а также замедляющим процесс скорби. Но кроме того, существуют несколько видов негативных продолжающихся связей:

— нездоровые идентификации – или неконтролируемое приобретение нежелаемых качеств личности или болезней умершего скорбящим.

— связующие объекты – это особенные объекты, наделенные символическим значением, и их обычно не используют. Этот предмет обычно находится вне поля зрения. Понесший утрату часто убирает его и лишь время от времени позволяет себе попасть под его воздействие. Связующий объект оживляет в скорбящем некоторый конфликт, сопутствующий утрате, а также обусловленные ею лишения.  Часто это предметы, имеющие какое-то назначение: как правило, предметы, принадлежавшие умершему человеку или напоминающие об утрате.  Причиной потребности в таком объекте являются конфликтующие друг с другом желания: устранить умершего и в то же время сохранять его живым. Оба желания слиты в связующем объекте.

Следует отметить, что связующие объекты отличаются от подарков на память. Большинство людей хранят какие-то вещи как память об умершем. Но связующие объекты нагружаются значительно большим значением, и их потеря вызывает бóльшую тревогу.

Оба варианта являются негативными продолжающимися связями по той причине, что не позволяют завершить процессы утраты, формируя осложненное горевание.

Техниками, полезными в рамках фокуса отношений с умершим, выступают:

  • Метод исцеления горя, предложенный Дж. Джеймсом и Р.Фридманом [9].

Работа с этим методом состоит из нескольких этапов:

  1. На первом этапе предлагается построить график утрат. Важно обозначить на нем все потери в жизни, уровень их значимости, что ушло вместе со смертью близкого, способы совладания, какими ценностями руководствовались, к каким переменом привело.
  2. На втором этапе клиент строит график отношений, наглядно отражающий все значимые (и позитивные, и негативные) аспекты отношений с умершим человеком.
  3. На третьем этапе клиенту предлагается заполнить таблицу, которая включает в себя 3 столбца. В графе «извинения» клиенту необходимо перечислить то, за что хочется извиниться перед умершим человеком; в графе «прощение» — то, за что клиент готов его простить; все невыраженные эмоциональные высказывания, которые субъективно не попадают в вышеперечисленные категории, находятся в графе «значимые эмоциональные высказывания».
  4. На четвертом этапе клиенту предлагается написать письмо тому, по ком он скорбит. В письме клиенту предлагается выразить свои эмоции, извиниться и простить человека, которому адресовано письмо. Затем клиенту предлагается прочитать это письмо вслух, что помогает ему вербализовать свои чувства, а также быть услышанными другим человеком (психологом или группой).
  • Техника, описанная М. Уайтом в рамках нарративного подхода к психотерапии – «Снова сказать «здравствуй!».

Техника позволяет «Вместо того, чтобы ещё глубже закопать объект привязанности и полностью потерять с ним связь, «не закапывать» отношения уж слишком глубоко, а как бы наоборот немного откопать, поприветствовать и немного впустить умершего в свою жизнь» [10, С.120]. В рамках техники клиенту предлагается посмотреть на себя с точки зрения объекта утраты, отметить собственные ценности, значимые качества и с помощью серии заранее подготовленных вопросов укрепить их.

  • Фокус окружения.

Данный фокус предполагает распознавание, создание и укрепление социальной сети поддержки и опору на нее.

Степень социальной и эмоциональной поддержки окружающих смягчает неблагоприятное воздействие всякого стресса, включая стресс, испытываемый горюющими.

Большинство исследований показывают, что те, кто получают неадекватную или противоречивую социальную поддержку, справляются с утратой хуже [3].

Обсуждая социальную поддержку, важно учитывать следующие факторы:

  1. Удовлетворенность поддержкой. Восприятие горюющим социальной поддержки и удовлетворенность этой поддержкой важнее, чем ее доступность.
  2. Вовлеченность в социальные роли. Люди, которые играют больше социальных ролей и чьи роли более разнообразны, адаптируются к утрате успешнее других.
  3. Ресурсы религии и этнические традиции. Каждый из нас принадлежит к различным социальным субкультурам, включая этнические и религиозные. Они задают нашему поведению общее направление и определяют ритуалы.
  4. Та вторичная выгода, которую получает скорбящий. Оставшийся в живых может получить много выгоды благодаря своему положению в социальном окружении, и этот фактор тоже может повлиять на длительность процесса горевания. Однако затянувшееся горе может иметь обратный эффект и оттолкнуть социальное окружение.

Также представляется важным просвещение окружения на тему взаимодействия с горюющим.

Например, следующие фразы могут затруднять взаимодействие с горюющим [11]:

  • «на все воля Божья;
  • «мне знакомы ваши чувства»;
  • «уже прошло три недели с его смерти. Вы еще не успокоились?»;
  • «благодарите Бога, что у вас есть еще дети»;
  • «бог выбирает лучших»;
  • «он прожил долгую и честную жизнь, и вот пробил его час»;
  • «мне очень жаль»;
  • «позвоните мне, если что-то понадобится»;
  • «вы должны быть сильными»;
  • «жизнь продолжается»;
  • «это скоро пройдет»;
  • «ты держишься молодцом»;
  • «это пройдет через год»;
  • «у тебя все будет хорошо»;
  • «не вешай нос».

Таким образом, нереалистичные обещания, шаблонные фразы, сравнения с трагедиями других и апелляция к высшим силам затрудняют взаимодействие с горюющим.

В. Е. Каган [12] предлагает следующие рекомендации для людей, переживающих кризис:

  1. старайтесь принять человека таким, какой он есть, без попыток переделать, и не стоит навязывать своего мнения;
  2. принимайте чувства человека всерьез, не осуждая его;
  3. позволяйте человеку говорить о его переживаниях, позвольте ему проявлять все свои эмоции. Будьте готовы к эмоциональным перепадам;
  4. не удивляйтесь, что человек повторяет историю о смерти, повторение и проговаривание – естественный способ справиться с горем;
  5. дайте понять горюющему, что все, что он испытывает, является нормальным. Не нормальна ситуация;
  6. будьте готовы вообще не говорить, для человека может быть важным только ваше присутствие;
  7. будьте терпеливы. Горевание – процесс длительный. В разных источниках указано, что продолжительность может составлять от года до 2х лет (будьте реалистичны: желание устранить боль немедленно – неуместно);
  8. откажитесь от советов. Как показывают опросы, советы угнетают горюющих. А также избегайте сравнений переживаний и событий в жизни гоющего с чужими;
  9. Признайте свои чувства. Рядом с испытывающими боль людьми мы чувствуем себя беспомощными. Эту беспомощность можно признать, просто произнеся: «Я не знаю, что тебе сказать».
  10. Используйте слово «умер», а не «ушел». Это позволяет принять реальность утраты;
  11. Найдите вместе с человеком подходящую «передышку» от горя, не давая, в то же время, избегать процесса работы горя.
  12. Старайтесь заботиться о питании и отдыхе горюющего;
  13. Позаботьтесь о себе.

Полезными инструментами в удержании внимания в рамках трех вышеописанных фокусах выступают навыки активного слушания/ феноменологическая установка, а также диагностическое интервью Е. А. Буриной [13].

  • Фокус теоретическо-методологический.

Во-первых, задается принадлежностью специалиста к определнной школе психологического консультирования (психодинамическая, когнитивно-поведенческая, экзистенциальная и др.). Понимание структуры личности, а так же причин и следствий запроса клиента здесь может разниться. Соответственно, стратегии, методы и ориентиры интервенций будут отличаться.

Во-вторых, консультанту важно знать теоретические детерминанты оказания психологической помощи.

И здесь значимо понимание стадий горевания. Стадии горевания, не имеют четких границ и последовательности, т.к задаются, как минимум, особенностями внутреннего мира клиента, спецификой отношений с умершим, а также социальным окружением и стилем горевания Т. Мартин и К. Дока выделяют 3 стиля горевания:

  1. Интуитивный – т.е. проживание утраты через проявление эмоций.
  2. Рациональный – т.е связанный с когнитивной обработкой факта утраты. Размышление о возможных способах совладания, поиск информации о своем состоянии и т.п.
  3. Смешанный – описание следует из названия. При нем человек одновременно демонстрирует пребывание то в одном, то в другом состоянии, осуществляя переход в зависимости от ситуации. Это самый разнообразный в своих проявлениях стиль из всех.

Вероятно, по причине разнообразия факторов, влияющих на горевание, существуют весомые трудности в описании наиболее достоверной периодизации проживания утрат. Наиболее распространенными на сегодняшний день являются периодизации:

Фазы скорби по Дж. Боулби [14]:

  1. Фаза ступора (оглушения). Может продолжаться от нескольких часов до недели и может прерываться вспышками крайнего отчаяния, боли или гнева.
  2. Фаза острой тоски и поиска. В этой фазе, которая может продолжаться от пары недель до нескольких лет (несмотря на знание того, что близкий человек потерян навсегда), скорбящий находится в поисках потерянного. Эмоциональные реакции здесь направлены на востановление утраченой связи с умершим.
  3. Фаза дезорганизованности и отчаяния. Реакцией на безуспешный поиск потерянного становится отчаяние.
  4. Фаза реорганизации. Связанные с потерянным человеком чувства, мысли и паттерны делятся в этой фазе на две группы. С одной стороны, это те, которые вследствие физического отсутствия близкого человека теперь неуместны, а с другой стороны – те, которые были и остаются общими ценностями и целями. Воспоминания и общее прошлое интегрируются и планируется будущее без потерянного человека.

В. Каст выделяет 4 фазы горевания [7]:

  • Фаза отрицания характеризуется бесчувствием, оцепенением.

Проблемы фазы: вытеснение утраты и связанные с ней эмоции и ощущение будто ничего не случилось. Или побег в деловитость. Не выражают своих чувств, избегают воспоминаний и разговоров об умершем. Также возможен вариант опосредованного горевания: опека других горюющих. Конфликт любви и смерти присутствует всегда – но при утратах он становится радикальным

  • Фаза прорыва эмоций. Первыми прорываются те эмоции, что характерны для горюющего. Гнев на врачей и родственников, возможно, проявления смещенного гнева на умершего. Вернее, на бессилие перед смертью. Работая с чувством вины на этой стадии, ее важно услышать, не смягчая или усугубляя. Проблемы фазы:в отличии от тех кто застревает на первой фазе, не избегают эмоций. Они ими поглощены.
  • Фаза поиска и расставания. Гнев/вина служат процессу поиска: если я их испытываю, значит, этот человек еще присутствует в моей жизни. Это позволяет рассматривать умершего как аспект самого себя. Фаза поиска – когда перенимаются виды деятельности. Качества, привычки умершего либо реальные поиски его в мире. Это необходимо, чтобы не просто отпустить умершего, но воспринимать отношения как часть своей жизни.

Проблемы фазы: Человек может застрять в качествах или привычках умершего. Либо отрицать факт смерти и искать его в окружающей реальности.

  • Фаза нового отношения к себе и миру. Начинается, когда перестают захватывать мысли и фантазии горюющего об утрате. Умерший становится внутренней фигурой.

В. Ворден предлагает к рассмотрению задачи горевания, как альтернативу фазам. С точки зрения автора, фазы горевания являются неизбежной данностью и характеризуются пассивностью горюющего [3, С. 61], а задачи предполагают активность скорбящего, т.е. задачи – это то, что необходимо выполнить. Таким образом, данный подход помогает сформировать завершение горевания как цель, а не пассивное проживание всех феноменов утраты. Таких задач В. Ворден выделяет 4:

Задача I. Принятие реальности утраты. Основной вызов этой задачи – совладание с отрицанием смерти и ее необратимостью. Принятие реальности утраты связано как с эмоциональным, так и с рациональными аспектами. Ритуалы, а также использование слов, подчеркивающих реальность смерти (например, умер/погиб) вместо абстрактных (ушел/ не стало), помогают разрешить эту задачу.

Задача II. Переработка боли, причиняемой горем. Необходимо принять и проработать эмоциональную боль, иначе она проявится в виде физических симптомов или в той или иной форме отклоняющегося поведения. Отрицание задачи проживания и переработки горя приводит к бесчувствию.

Задача III. Приспособиться к миру без умершего. Существуют три направления, по которым должна идти адаптация после смерти любимого человека:

— Внешнее приспособление, или то, как смерть влияет на повседневное функционирование в мире. Горюющего ждет впоследствии развитие новых навыков и новые роли, которые раньше играл умерший.

— Внутреннее приспособление, или то, как смерть влияет на представление о самом себе. Горюющему приходится искать ответы на вопросы: как эта смерть повлияла на самоопределение, самооценку и самоэффективность. Внутренней задачей горюющего становится ответ на вопросы: «Кто я теперь?», «Как я отличаюсь от человека, который любил его/ее?»

духовное приспособление, или как смерть влияет на убеждения, ценности и представления о мире.  Потеря вследствие смерти может бросить вызов фундаментальным жизненным ценностям и мировоззренческим убеждениям. Предполагается важным найти смысл утраты. Поиск смысла — важный процесс для тех, кто оплакивает чью-то смерть, которая бросает вызов представлениям о самом себе, о других и о мире.

Задача IV. Сохранить связь с умершим, приступая к построению новой жизни. Цель горюющего не должна заключаться в том, чтобы отказаться от отношений с умершим, а в том, чтобы найти для умершего подходящее место в своей эмоциональной жизни. Такое место, которое позволило бы пережившему утрату продолноценно жить в этом мире.

Задачи горевания не идут в четкой последовательности, они могут в течение времени вновь пересматриваться, процесс проработки задач может идти одновременно.

Еще один полезный теоретический ориентир – это трёхступенчатая модель оказания психологической помощи при утратах В. Вайтхеда.

Основой модели послужила теория К. Роджерса, главными постулатами которой выступают: безусловное позитивное отношение; аутентичность; эмпатия. Эти условия, наряду с навыками работы по схеме трехступенчатой модели, обеспечивают помощь клиентам, основанную на их нуждах, и соответствуют их конкретной ситуации. В. Вайтхед описывает следующие стадии консультации [15]:

Стадия 1. Изучение (исследование)

На этой стадии клиент говорит так, как он хочет говорить. Психологу требуется его выслушать, применяя следующие техники:

  • отражение;
  • парафраз;
  • отзеркаливание;
  • подсказки и поощрения;
  • суммирование;
  • фокусирование (выделение из нескольких проблем одной, на которой необходимо сосредоточиться в дальнейшей работе);
  • технику постановки вопросов (на этой стадии требуется задавать только общие и открытые вопросы).

Задача клиента: рассказать историю, посмотреть на нее со стороны, как бы изучить, «исследовать» ее.

Задача консультанта на первой стадии: участвовать в разговоре и поставить диагноз (не медицинский). Здесь же нужно начать работать над тем, как помочь клиенту и защитить себя. На этой стадии должны возникнуть взаимодействие и контакт друг с другом.

Однако еще до начала работы нужно договориться о «границах» консультации, куда включаются вопросы конфиденциальности, расписания, особых условий и др.

Стадия 2. Новое понимание

Задача клиента: понять с помощью консультанта, какую роль играет это событие в его жизни, посмотреть на ситуацию с другой точки зрения, со стороны.

Задача консультанта: помочь клиенту, применяя персонификацию: «я», а не «мы», «мое», а не «наше» (то есть клиент должен быть сфокусирован на своих собственных чувствах и на истории, которую он признает своей: «я почувствовал», «я подумал», «я сделал»). Дать возможность клиенту проработать горе в его темпе.

Навыки и техники, необходимые на второй стадии:

  • эмпатия;
  • конфронтация;
  • помощь в понимании затрагиваемых тем, непоследовательности поведения клиента, в разговоре и пр.;
  • информирование;
  • разговор «я – ты» о том, что происходит между консультантом и клиентом;
  • постановка целей.

Стадия 3. Действия

Это направляющая стадия, нацеленная на позитивные изменения. В некоторых случаях достаточно пройти две предыдущие стадии, однако иногда требуется и завершающая часть, в которой важны ритуалы.

Задача клиента: принятие потери и адаптация к новой (без умершего) жизни.

Задача консультанта: поддержать клиента в соответствии с его жизненным планом; осуществить его и оценить произведенные действия.

Навыки, необходимые на третьей стадии:

  • все навыки предыдущих ступеней;
  • согласование плана действий;
  • расстановка приоритетов в решении задач;
  • разрешение проблемы и принятие дальнейших решений;
  • оценивание.

Таким образом, для повышения эффективности консультирования по вопросам утрат важно удерживать в фокусе внимания как теоретическую установку подхода, в рамках которого специалист оказывает психологическую помощь, так и понимание о стадиях, стилях и задачах горевания.

  • Фокус собственных переживаний консультанта.

Психологу так же важно удерживать свое внимание на собственных переживаниях для большего понимания адекватности применяемых интервенций: каких тем специалист старается избежать осознанно или нет, под влиянием каких убеждений, с какой целью концентрируется на самораскрытии и т.д.

В рамках этого фокуса важно удерживать внимание на особенностях проживания утрат консультантом, собственном отношении к смерти смерти и наличии или отсутствии иррациональных убеждений у специалиста относительно его работы.

Собственное горе консультанта. Опыт утраты у других людей затрагивает консультанта лично, как минимум, трояким образом:

Во-первых, работа с горюющими может напоминать о собственных утратах. «Лечение переживающих утрату должно рождаться из сострадания, основанного на понимании общечеловеческой уязвимости перед лицом утраты» [3].

Вторая область, где горе может мешать работе, — собственный страх утраты у консультанта. Все работающие в этой области переживали в своей жизни утраты, но также консультант может переживать страх перед будущими потерями: родителей, детей, партнеров и т.д. Обычно это предчувствие слабо осознается.

Тем не менее, если переживаемая клиентом утрата похожа на ту, которой опасается консультант, если не разрешены задачи горевания, это может помешать эффективным консультативным отношениям.

Тип отношения к смерти

Экзистенциальная тревога и сознание собственной смертности — область, в которой консультирование горюющих является особым вызовом для профессионалов сферы психического здоровья. Когда горюющий клиент приходит на консультирование, консультанту приходится соприкасаться с неизбежностью смерти и с тем, до какой степени ему некомфортно осознавать неизбежную конечность своей жизни.  В этой связи, видится важным упомянуть о типах отношения к смерти.

P.t.P. Wong выделяет 5 типов отношения к смерти [16]:

«Страх смерти» включает в себя негативные чувства человека при столкновении с темой собственной смерти.

«Избегание темы смерти» Опыт человека по избеганию мыслей и разговоров на тему смерти в попытке ослабить тревогу по этому поводу.

«Нейтральное принятие» — убеждение в том, что смерть является частью жизни, и не надо ни бояться, ни приветствовать ее; человек просто принимает это как «неизбежный факт жизни и старается наилучшим образом использовать конечную жизнь».

«Приближающее принятие» заключается в вере в счастливую «послежизнь», при которой смерть является просто переходом в другую жизнь.

«Избавляющее принятие» состоит в убеждении, что смерть предлагает освобождение от физической или психологической боли и страданий. Это вера в то, что «когда жизнь полна боли и отчаяния, смерть может быть желанной альтернативой». Данная шкала связывается создателями методики как выражающая суицидальные тенденции и ассистирование эвтаназии.

Все эти типы не являются противоположными друг другу, а являются сосуществующими. Например, если у человека обнаруживается низкий страх смерти, это еще не значит, что он принимает ее. Наиболее адекватной ситуацией при консультировании утрат является та, где наиболее выражено нейтральное принятие, а остальные типы отношений наименее выражены. Автор предлагает методику для диагностики типа отношения к смерти [16].

Еще одна важная переменная в рамках данного фокуса внимания — иррациональные убеждения у специалиста. Такого рода убеждения могут делать консультацию неэффективной, нарушая представления о собственной эффективности, а также о целях консультации. Еще один негативный эффект – влияние на формирование эмоционального выгорания у специалиста. Важно отмечать наличие у себя следующих убеждений (в скобках указаны примеры) [17].:

  1. Максимализм (Все случаи корректируемы; не могу уйти с работы, пока не выполню всех задач; нельзя завершить сессию, пока клиент не получит инсайт/ему станет значимо лучше);
  2. Долженствование (Я должен знать ответы на все вопросы как клиентов, так и коллег; должен выработать стратегию работы с клиентом уже на первой встрече).
  3. Сверхтребования (У меня не может быть проблем; если клиенты разочарованы, значит, я плохой специалист; интересы клиента всегда выше моих).
  4. Самокритичность (Я никчемный специалист; клиенты не уходят от хороших психологов).
  5. Потребность доказать свою состоятельность (Все должны видеть только мою лучшую сторону; все должны восторгаться моим профессионализмом).
  6. Ожидания по отношению к клиентам (Мои клиенты должны быть мотивированны, ответственны, работающие, как и я; должны проявлять максимум сотрудничества; должны любить меня и быть благодарными за мой труд).
  7. Ожидания по отношению к коллегам (Коллеги должны друг другу всегда помогать; другие специалисты должны ориентироваться в… Иначе как они вообще работают?; как он/она мог(ла) совершить такую ошибку?).
  8. Восприятие работы как сверхценности или единственной ценности (Я психолог, и меня это обязует иметь определенные личностные черты/быть беспристрастным всегда и т.д; Ошибка на работе будет стоить мне рабочего места, а вместе с ней смысла жизни; Я не имею права отдыхать – особенно если не привел дела в порядок).

Для наиболее эффективной работы психолога необходимо в рамках этого фокуса внимания отслеживать негативные переживания и убеждения, а также их корректировать в рамках личной консультации, проходить супервизию и различного рода обучения по оказанию психологической помощи.

Заключение.

Таким образом, ориентируясь на перечисленные фокусы внимания, специалист может организовать процесс консультации, ориентируясь на те трудности и потребности, что являются первостепенными в жизни клиента. Элементы подобной системы могут быть применимы в работе с утратой независимо от теоретико-методологической направленности психолога.

Ориентация на внутренний мир клиента, отношения с умершим, окружение горюющего, теоретическо-методологическое описание утраты, а также собственные переживания консультанта видится как возможность дальнейшего совершенствования качества оказываемой психологической помощи горюющим.

Предположение о 5 фокусах внимания педагога-психолога в работе с утратой не является эмпирически выверенной теорией, а представляет собой результат анализа, синтеза и обобщения исследований по теме оказания психологической помощи при переживании утраты. Предложенная система открыта для обсуждений и развития.

Литература:

  1. МКБ-11 (Международная классификация болезней 11 пересмотра) [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://icd11.ru. – Дата доступа: 24.05.2022.
  2. Ясперс, К Общая психопатология / К Ясперс. – Москва : Издательская Группа «Азбука-Аттикус», 2020. – 1912 с.
  3. Ворден, В. Консультирование и терапия горя / В. Ворден. – Москва : Центр психологического консультирования и психотерапии, 2020. – 330 с.
  4. Ван Дорцен, Э. Экзистенциальное консультирование и психотерапия на практике / Э. Ван Дорцен. – Москва : Институт общегуманитарных исследований, 2020. – 368 с.
  5. Фрейд, З. Интерес к психоанализу / З. Фрейд. – Москва : Попурри, 2020. – 624 с.
  6. Фролов, И.Т. О человеческом в человеке / И.Т. Фролов. – Москва : Политиздат, 1991. – 385 с.
  7. Каст, в Горевание. Фазы и возможности психологического процесса / в Каст. – Москва : издательские технологии, 2017. – 148 с.
  8. Волкан, В Жизнь после утраты. Психология горевания / В Волкан, Э Зинтл. – Москва : Когнито-центр, 2014. – 160 с.
  9. James, J The grief recovery handbook / J James, R Friedman. – Pymble : HarperCollins e-books, 2009. – 223 с.
  10. Уайт, М Карты нарративной практики Введение в нарративную терапию / М Уайт. – Москва : Генезис, 2021. – 420 с.
  11. Дейтс, Б Жизнь после потери / Б Дейтс. – Москва : ИОИ, 1999. – 180 с.
  12. Каган, В.Е. Искусство жить. Человек в зеркале психотерапии / В.Е. Каган. – Москва : Смысл, 2010. – 500 с.
  13. Бурина, Е.А. Интервью «Утрата: переживание и совладание» / Е.А. Бурина // Гуманитариум. – 2017. – № № 3 (4). – С. 24 -27.
  14. Боулби, Дж Привязанность / Дж Боулби. – Москва : «Гардарики», 2003. – 350 с.
  15. Шарапов, А. О. Кризисная психология / А. О. Шарапов, Е. П. Пчелкина, О. И. Шех. – М : Юрайт, 2019. – 538.
  16. Гаврилова, Т.А. Об адаптации опросника «профиль аттитьюдов по отношению к смерти — переработанный» (DAP -r), разработанного П. Т. П. Вонгом, Г. Т. Рикером и Дж. Гесс ер / Т.А. Гаврилова // Теоретическая и экспериментальная психология. – 2011. – Т. 4, № 1. – С. 46-56.
  17. Лихи, Р Техники когнитивной психотерапии / Р Лихи. – Санкт-Петербург : Питер, 2017. – 416 с.

23.09.2023 начинается мой обучающий курс по работе с утратой.

Сохранить в соц. сети

Обсуждение на сайте
   


Вы должны войти или зарегистрироваться, чтобы комментировать статьи
Обсуждение в соц. сетях
Мнение пользователей социальных сетей Вконтакте и Дзен