Зорина Эльвира Автор: Зорина Эльвира
30 апреля 2021 г.
38нет комментариев
Отношения с окружающими

«Холодные» родители и ребенок в плену своей детской истории

холодные родители
«Холодные» родители и ребенок в плену своей детской истории
Одна из частых ситуаций, с которой приходят ко мне за помощью - это «холодные» родители

Одна из частых ситуаций, с которой приходят ко мне за помощью — это «холодные» родители.

Нет, они не бьют своих детей, не унижают и не оскорбляют их, не являются алкоголиками и семья может быть вполне благополучной с виду, уважаемой соседями. Родители могу занимать высокие должности и полностью закрывать все свои материальные потребности.

«А что тогда?», — спросите вы. Чаще всего «холодной» является мать. Сегодня о ней в большей степени и пойдет речь. Это мать, которая ухаживает за ребенком: кормит его, поит, одевает и лечит. Она присутствует в жизни ребенка физически, но отсутствует психически.  В глазах ребенка она психически «мертва».

Не случайно А. Грин вводит понятие «Мертвой матери», которая осуществляет механическую заботу о ребенке, но не способна быть эмоционально вовлеченной. (Андре Грин «Мертвая мать» // Французская психоаналитическая школа / под ред. А. Жибо, А.В. Россохина, стр. 333 – 362).

Она не может дать ту степень близости, которая нужна ребенку в любом возрасте. Вместо эмоционального тепла — функциональная холодная забота о своем ребенке, потому что так нужно, потому что так все делают.

Почему так могло случиться?

«Мертвая» мать погружена в себя, она психически мертва, потому что в силу определенных причин впала в депрессию. Среди таких причин может быть: смерть другого ребенка или близкого человека, а также депрессия, которая может быть связана  с глубоким разочарованием в браке.

«Важно подчеркнуть, что, как уже поняли все авторы, самый тяжелый случай — это смерть другого ребенка в раннем возрасте. Я же особо настоятельно хочу указать на такую причину материнской депрессии, которая полностью ускользает от ребенка, поскольку вначале ему не хватает данных, по которым он мог бы о ней этой причине узнать, и постольку ее ретроспективное распознание остается]навсегда невозможно, ибо она эта причина держится в тайне, а именно, — выкидыш у матери, который в анализе приходится реконструировать по мельчайшим признакам». А. Грин.

Какова бы ни была причина депрессии, «мертвая» мать погружена в своё горе настолько, что не способна удовлетворять потребности ребенка. Она не может искренне интересоваться ребенком, играть с ним, разделять его увлечения, погружаться в его мир переживаний.

У Уилфреда  Биона существует «концепция ревери», согласно которой  существует эмоционально вовлеченная мать —  любящая мать,  которая сидит у детской кроватки, у которой периодически  возникают фантазии и мечтания о ребенке, о его будущем, о том, каким он может быть, когда вырастет.

«Мертвая»  мать не способна становиться «мечтающей» матерью, она не в состоянии  быть открытой и контейнировать тревогу младенца. Она словно перестает  владеть языком, которым любящая мать общается со своим ребенком, без слов,  а только бессознательной передачей радости, любви и нежности. Она оказывается  не способна к такому общению и  поэтому ее забота механистична, она тяготится ребенком, не знает, как с ним общаться и как быть близкой с ним. В результате ребенок чувствует, что его не любят и он не интересен самому близкому человеку.

 А что с отцом?

В подобных семьях отцовская фигура выглядит как уставшая, подавленная и побежденная этой «мертвой» матерью. Отец чаще всего отсутствующий, отстраненный, он также  под разными причинами «отключается» от эмоциональной жизни, выглядит таким же  психологически «мертвенным». Например, он много работает, чтобы  подсознательно сбегать от семьи, бездействовать и не защищать ребенка от материнской агрессии.

«Таким образом, ребенок оказывается зажат между мертвой матерью и недоступным отцом, не приходящим на помощь, будто отец оставляет обоих, и мать и дитя, самим выбираться из этой ситуации», — пишет Андре Грин.

Единственное, что чувствует ребенок в отношениях с  «мертвой» матерью – это ее ХОЛОД, который невозможно ничем растопить.

У него возникает  естественное стремление оживить эту мать, но он чувствует только  ярость и бессилие от невозможности установить с ней контакт, но поскольку эти чувства нельзя ей предъявить, он  направляет их вглубь себя. Все его попытки  вернуть мать к жизни оказываются напрасными.

Вся беда в том, что «мертвая» мать  не осознает своей холодности, не понимает упреков уже подросшего ребенка в отсутствии любви, занимая позицию: «А что ты хочешь от меня?  Я тебя кормила, поила, одевала, что тебе еще нужно???» «Я же присылала тебе деньги, чтобы ты ни в чем не нуждался!» — в случае, если ребенка воспитывал кто-то другой.

Холодность и погруженность  в собственное неоплаканное  горе  «мертвой» матери наносит серьезный ущерб психическому здоровью как сына, так и дочери.

Какие последствия эмоциональной «выключенности» могут быть  для ребенка?

  • «Пустота» внутри, которую невозможно ничем заполнить.

Для этих детей характерны депрессии, начавшиеся уже в подростковом возрасте и «расползающиеся» на дальнейшую жизнь.

«Нередко бывает, что, спонтанно рассказывая историю своей личной жизни, пациент невольно заставляет психоаналитика задуматься о депрессии, которая должна бы или могла бы иметь место там и в то время в детстве, о той депрессии, которой сам субъект не придает значения». А.Грин.

Это дети, совершенно измотанные и несчастные, они ищут сами не понимают, чего именно. (Конечно, материнскую любовь). На сессиях от них часто можно услышать фразу, которая описывает эту пустоту, что меня будто нет.  Внутри есть четкое убеждение, что они не достойны любви, нежности, успеха. Они не могут радоваться жизни. В своем исследовании Колесникова и Сташевская пишут об отсутствии желаний у выросших рядом с эмоционально не включенными взрослыми.

«Такому ребенку не пожаловано разрешение быть личностью, существовать как имеющему мир, уникальный и отдельный от материнского».(В.И. Колесникова, Е.В. Сташевская Проблема феномена «Мертвой матери» в психоанализе).

  • Ощущение «мертвенности», которое проявляется в том, что ребенок во взрослой жизни не может ощутить себя живым, у него нет «искорки» к жизни. Эти взрослые снова оказываются растерянными и потерявшимися.
  • Склонность к зависимостям. «Этот холодное ядро жжет как лед и как лед же анестезирует», — пишет А.Грин.  Поэтому нередко, уже будучи подростком, такие дети  начинают пить, курить, употреблять наркотики.  И да, еда как форма «заполнения» пустоты также  подходит на эту роль.
  • Реакции протеста и саморазрушительное поведение. Ту агрессию, которую мать не может выразить, берет на себя ребенок. Он протестует, в отношениях ведет себя агрессивно, что мешает ему быть принятым другими людьми и получать любовь и поддержку от внешнего мира. Отсюда вытекает еще одна сложность — те трудности, которые у них возникают в отношениях, чаще всего не позволяют выстроить удовлетворяющие отношения.

Эта холодность и отстраненность может сохраняться и передаваться из поколения в поколения. Дети этих матерей отмечают, что и к своим собственным детям относятся механистически, и они ловят себя на том, что им тоже сложно  свободно проявлять свою нежность и любовь. Потому что, они когда-то оказались остановлены в своей потребности любить.

Очень хорошо это выразил А. Грин  о том, что «Субъект богат, но он ничего не может дать, несмотря на свою щедрость, потому что он не располагает своим богатством».

Если вы вдруг осознали, что рядом с вами в детстве находилась такая мать, и у вас есть те проблемы, которые описаны в этой статье, нужно обратиться за помощью к специалисту.

Специалисту  же, работающему с этой проблемой, важно понимать, что  по отношению  с клиенту нужно быть  живым, открытым и искренне интересующимся. Только тогда он  сможет снова открыть для себя мир, наполненный жизнью.

Зорина Эльвира Автор: Зорина ЭльвираПсихолог - г. Санкт-Петербург Подписаться на автора


Добавить комментарий:
   



Вы должны войти или зарегистрироваться, чтобы комментировать статьи.
Вы испытываете трудности с подбором специалиста?
Задать вопрос психологу онлайн