<<< Все статьи психологов
Геннадий Иванов Автор: Геннадий Иванов
30 июля 2021 г.
3631 комменатрий
Психотерапия

Реальные факты о гипнотерапии. Что из себя представляет клинический гипноз?

Гипнотерапия
Реальные факты о гипнотерапии. Что из себя представляет клинический гипноз?
Для многих современников то, что делает гипнотерапевт, остается загадкой, а гипноз воспринимается аналогично магии вуду. Эта публикация создана, чтобы пролить свет на то, что входит в успешный сеанс гипнотерапии.

Для многих современников то, что делает гипнотерапевт, остается загадкой, а гипноз воспринимается аналогично магии вуду. Эта публикация создана, чтобы пролить свет на то, что входит в успешный сеанс гипнотерапии. Цель статьи – дать читателю правдивое понимание, что такое клинический гипноз.

Консультация

Начнем с того, что фундаментальным элементом эффективного сеанса гипнотерапии является процесс консультации. Информация, которую гипнотерапевт получает от клиента, как и сведения, передаваемые пациенту, существенно влияют на результат работы. Помимо получения базовой идентифицирующей информации (имя, возраст, история болезни, семейный анамнез, образ жизни, хронические заболевания), сбор подробного «досье» не только позволяет полностью изучить проблему, но и определить цели терапии.

Если сосредоточиться только на «решении проблемы», не будет верного курса приложения усилий. Цели (желаемое направление изменений) важны для процесса гипнотерапии. Гипнотерапевт помогает клиенту убедиться, что его желания реалистичны. Возможно, человек хочет сбросить лишние килограммы, обрести отличную физическую форму, чтобы пробежать марафон. Однако, если он весит 100 кг, спортивный зал не посещал 10 лет, реалистичной целью (изначально) будет возможность пройти неспешным шагом вокруг квартала.

На первом приеме гипнотерапевт знакомит человека с сутью проблемы. Он предоставляет правдивую информацию о возможностях гипнотерапии, этапах лечения. Врач определяет уровень внушаемости пациента, избирает гипнотическую технику. Первоначальная консультация помогает выбрать правильные подходы к лечению, отвечающие индивидуальным потребностям клиента.

Обратиться за консультацией к гипнотерапевту Геннадию Иванову

Гипноз

Очевидно, что сеанс гипнотерапии должен включать гипноз. Однако у людей присутствует неверное понимание этого термина. Гипноз, как научный феномен – не что иное, как особый режим работы головного мозга, отличный от функционирования во время активного бодрствования и сна.

Гипноз происходит до «терапевтической» (лечебной) части. Существует огромное количество методов, используемых для создания гипнотического состояния, именуемого трансом. Эти методы известны как «индукции».

Гипнотические наведения варьируются от медленных до быстрых. Они могут быть косвенными или прямыми, разговорными или командными техниками. Некоторые методы включают элементы расслабления. Другие используют энергичное движение, замешательство, когнитивную перегрузку. Как только клиент вошел в состояние гипноза, гипнотерапевт использует «углубитель», который усиливает глубину транса. Врач дает возможность клиенту успокоиться, привыкнуть к процессу гипноза.

Существует несколько правил:

Условие 1. Привлечение и удержание внимания. Это включает взаимодействие с клиентом таким образом, чтобы он настроился на сотрудничество с врачом. Гипнолог задействует особую тональность, манеру говорения. Он использует свой авторитет, чтобы гарантировать, что клиент последует инструкциям.

Условие 2. Обхождение критического фактора. Способность к критике обеспечивает часть ума – сознание, которое имеет привычку не доверять, включать логику и рассуждения. Если вы смотрели фильм и искали режиссерские промахи, это использовалась способность к критическому мышлению.

Чтобы проделать качественную работу, необходимо снизить сопротивление гипнотическому трансу, устранить недоверие. Это позволит человеку реагировать на предложения гипнолога на бессознательном уровне. Когда способность сознания к критическому восприятию обходится, бессознательное становится восприимчивым к гипнотическим внушениям. Если клиент чувствует угрозу во время сеанса или начинает беспокоиться о благополучии, критика немедленно включается, нарушая гипнотический транс.

Условие 3. Активация бессознательной реакции. Это своеобразная проверка того, что гипнотерапевт успешно ввел клиента в гипнотическое состояние. Пример бессознательной реакции – искусственно созданная физиологическая реакция. Такие ответы формируются на бессознательном уровне, происходят без осознания их человеком.

Примеры бессознательных реакций: слюнные железы клиента активируются в ответ на воображаемое поедание лимона или возникают жесты недовольства, когда человек воображает, как сосед сверху беспрерывно стучит молотком. Эти физические проявления – продукт бессознательного реагирования на мысли и визуализации, которые гипнотерапевт помогает создать клиенту.

Условие 4. Приведение бессознательного к желаемому результату. Когда клиент находится в трансовом состоянии, специалист использует гипнотические техники, например, предложения и метафоры. Гипнотические внушения обычно выполняются в форме команд. Они используются для создания немедленного или постгипнотического эффекта. Метафоры – тщательно составленные «истории», которые помогают подсознанию стать более изобретательным и добиться желаемого результата.

Объективно фиксируется только самая глубокая стадия гипноза – сомнамбулическая. Отсюда происходит статистика, показывающая малую гипнабельность населения (10% или меньше). Хотя в реальности замеры внушаемости людей никто не проводил. В Советском Союзе, особенно в послевоенные годы, по стране кочевало огромное количество эстрадных гипнотизеров. Однако, как описывает источники из всесоюзного общества «Знание», и те погружали 5% из толпы.

Можно утверждать, что техники гипноза – это методы индукции, своеобразные ритуалы погружения. Они настраивают работу мозга на нужный ритм, создают правильный фон. Они дают возможность обойти критический фактор и, например, вжиться в образ из прошлого. По науке это никакой не гипноз, а идеомоторная связь.

В отличие от феномена сомнамбулизма нет единой признанной схемы гипнотерапии. Каждый гипнотерапевт использует собственные алгоритмы погружения в транс, применяет различные варианты лечения. Гипноз – это дополнительный инструмент в когнитивной терапии или иных вариантах психотерапевтического вмешательства. Транс нужен для вызова определенных эмоций или улучшения способности заново «прожить» психотравмирующую ситуацию.

Научная база по гипнозу и гипнотерапии

Исторические подходы к феноменам гипноза

Существовало много теоретических подходов к гипнозу. Первый из них, вероятно, предложил Франц Антон Месмер (Franz Anton Mesmer). Он утверждал, что терапевтические эффекты его методов были результатом «животного магнетизма», который каким-то образом «перетекал из его тела в тело пациента». Теория Месмера была дискредитирована Королевской комиссией 1784 года. Она выполнила простые, но гениальные эксперименты, демонстрирующие, что факторы, обеспечившие эффект Месмера – это убеждения и ожидания пациента, а не то, что с человеком на самом деле делал гипнолог.

Джеймс Брэйд (James Braid) был следующей значительной фигурой в изучении феномена гипноза. Брэйд чувствовал необходимость отмежеваться от шарлатанства вокруг месмеризма.  Он разработал набор процедур, которые были названы «гипноз» от греческого слова «сон». Так возникла ассоциация между гипнозом и сном, которая присутствуют и сегодня. Теория сна была поддержана рядом последующих исследователей (в том числе Иваном Павловым). Это отражается в использовании терминологии типов сна, характеризующей некоторые процедуры индукции.

Современные доказательства решительно опровергают мнение, что гипноз – это какая-то форма сна. Это два совершенно разные физиологические состояния. Фактически не существует общепризнанного надежного физиологического индекса гипноза. С поведенческой точки зрения состояния сна и гипноза тоже весьма различны. Хотя «загипнотизированный» субъект часто бывает инертным и неактивным, как если бы он спал, он определенно не спит. Существуют индукционные процедуры, при которых субъекту предлагается быть бдительным и активным (например, Banyai & Hilgard 1976; Gibbons 1979). «Загипнотизированный» субъект остается сознательным, осведомленным, чуткий к инструкциям, несмотря на распространенное мнение об обратном.

«Гипноз – это состояние зомбирования» – такое популярное мнение зародилось в середине XIX века. Оно описывает человека в трансе как заколдованного, где его состояние аналогично зомби. В гипнозе субъект не осознает реальности ситуации, ничего не помнит из происходящего, находится под полным контролем гипнотизера.

Эта точка зрения была значительно усилена и украшена популярными писателями-беллетристами, такими как Джорж Дюморье (George Louis Palmella Busson du Maurier). В 1894 г. английский автор с помощью романа «Трильби» создал злобный образ иудея-гипнотизера Свенгали. Нашумевшая книга больше способствовала формированию определенного общественного мнения о гипнозе, чем любой авторитетный научный источник.

У современного гипноза есть шанс снять с гипнотерапевта имидж Свенгали. Это, в первую очередь, касается академического мира, где к гипнотерапии некоторые относятся с подозрением. Существующее недоверчивое отношение препятствует развитию грамотного, профессионального исследования и обучения по предмету.

Опрос выявил, что только на 4 из 50 факультетов психологии университетов Великобритании предпринимаются попытки познакомить студентов с методами и теориями гипноза. Некоторые факультеты принципиально противятся практическому обучению гипнотерапии (Fellows 1985). Это отношение бросает вызов объективным исследованиям возможных нежелательных эффектов гипноза, которые, конечно, не драматичнее, чем те, которые возникают в результате применения других психотерапевтических техник (Orne 1965, Coe & Ryken 1979).

Отношение к гипнотерапии меняется, хотя и медленно. В Америке, Канаде и Австралии, гипнотерапевты принимают активное участие в исследовательских, практических сообществах. Остается надеяться, что медицинские круги России установят аналогичные мосты.

Схематическая картина популярного взгляда на гипноз, которая широко используется как профессионалами, так и непрофессионалами предполагает следующее. Субъект стартует с бодрствования. Посредством процедуры индукции он трансформируется в состояние гипнотического транса. Это состояние транса затем делает возможным проявление различных явлений гипноза, после дополнительных конкретных предложений. Далее предполагается, что состояние транса варьируется от легкого до очень глубокого или сомнамбулического уровня. Утверждается, что различные гипнотические феномены характерны для разных стадий. Так, например, левитация руки и каталепсия глаз возможны в легком трансе, а глубокое погружение необходимо для галлюцинаций, амнезии и регресса.

Хотя эта традиционная картина существует давно, она подвергается серьезной критике в настоящее время. Современные теоретики разделяются на две школы в зависимости от того, симпатизируют ли они этой модели или нет. К теоретикам, которые склонны согласиться с мнением, что гипноз включает в себя особые или уникальные состояния («сущности»), относятся Эрнест Хилгард (Ernest Ropiequet Jack Hilgard), Мартин Орн (Martin Theodore Orne), Милтон Эриксон (Milton Erickson).

Другие теоретики и практики отвергают эту модель. Они предпочитают видеть гипнотический отклик с точки зрения психосоциальных и когнитивных факторов. Например, Sarbin & Coe (1972) интерпретируют гипноз с точки зрения вовлеченной ролевой игры. Они подчеркивает аналогию между загипнотизированными субъектами и актерами на сцене. Barber (1974) делает упор на готовность человека думать о предложенных вещах и воображать их.

Wagstaff (1981) отверг идею о том, что гипноз – это «один феномен». Он рассматривает его как совокупность явлений, связанных друг с другом только термином «гипноз», но которые требуют различных объяснений. Автор предпочитает интерпретировать гипнотический ответ с точки зрения стандартных правил социального согласия плюс веры в происходящее.

Проблема, на которую обратил внимание Барбер (Barber) в большом количестве тщательно контролируемых экспериментов – то, что значительная часть, если не все явления, обычно связанные с гипнозом, могут быть легко воспроизведены без индукция какого-либо особого трансового состояния. Логичный шаг – принять и проверить оригинальную модель, отсекающую индукцию и транс, оставляющую феномены гипноза как ответ на предложение.

Интересна теория внушаемости, которую продвигал Бернхейм (Hippolyte Bernheim) в конце 19 века. Она говорит о субъектах, «впадающих в состояние транса», когда они принимают внушения, галлюцинируют или регрессируют. Дело в том, что «подлинные» ответы на гипнотические внушения подразумевают вовлечение субъекта, в котором создается своего рода диссоциация между реальностью и предположением.

Достойная внимания версия была представлена Хилгардом (1977) как модель, подчеркивающая множественные уровни контроля над мышлением и действиями. Преимуществом теории является то, что она выводит гипноз из поля зрения «ненормальной» психологии, твердо устанавливает его как «нормальный» психологический феномен. Теория связывает гипноз с разнообразными творческими и полуавтоматическими действиями из повседневной жизни, например, чтением романа, просмотром фильма, вождением автомобиля.

Нынешние исследования также показывает переменные, которые влияют на реакцию гипнотического типа через посредников – вовлечение и погружение в воображение. Описываемые явления включают не только «гипнотическое» поведение и переживания, но и большой набор «гипнотических» переживаний, которые происходят в повседневной жизни, таких как увлеченная игра, чтение, слушание музыку. Таким образом, гипнотические переживания следует рассматривать в более широком контексте возможностей человеческого воображения.

Вывод, сделанный из исследований последних 30 лет, таков. Гипнотический транс возникает у большинства из нас. Это уникальное и особенное состояние сознание, в котором могут происходить многие замечательные явления. Но они часто чрезмерно упрощенные и ложные. Убедительно доказано, что гипнотические процедуры, применяемые в судебной медицине, не гарантируют правдивость заявлений, не улучшают качество или надежность информации, предоставленной потерпевшими или свидетелями преступления (Smith 1983, Udolf 1983). Поэтому гипноз следует рассматривать как предшественника подлинной психотерапевтической работы.

Что такое магическое мышление?

У людей, переживших травму, часто развивается магическое мышление. Магическое мышление – уверенность человека в том, что идеи, мысли, действия, слова влияют на события в окружающем мире. Магическое мышление проявляется как симптом (навязчивые страхи, фобии). Оно присутствует в структуре обсессивно-компульсивного расстройства, характеризующегося постоянными навязчивыми мыслями и компульсивным поведением, связанным с суевериями, чтобы предотвратить негативные последствия. Люди с магическим мышлением часто имеют навязчивые идеи о том, что они будут нести личную ответственность за что-то ужасное, если не выполнят определенные действия.

Беспокойство человека может быть конкретным (например, если я не застелю кровать, супруг обязательно попадет в автомобильную аварию). Либо тревога может быть неопределенной (например, если я не буду включать и выключать телефон по три раза каждый день, с мамой случится что-то плохое).

Часто нет связи между тем, чего боится человек, и действиями, которые он предпринимает. Даже если индивид логически понимает абсурдность страха и ритуалов, боязнь причинить вред себе или другому человеку настолько велика, что он будет участвовать в компульсиях просто для уверенности (например, я включаю телефон и отключаю три раза на всякий случай).

Принуждение к магическому мышлению может начаться с малого, но со временем увеличивается, как снежный ком. В серьезных случаях обсессии и компульсии препятствуют нормальному функционированию в повседневной жизни. Эти ритуалы занимают невероятно много времени. Они побуждают человека избегать ситуаций, мест, людей из-за неверных установок. Магическое мышление обостряется, когда происходит негативное событие или что-то идет не так в жизни.

Например, магическое мышление может убедить человека в том, что он провалил экзамен из-за того, что не заточил 10 карандашей перед тестом. Больной рассуждает: «Именно поэтому я провожу ритуал. Я делал это каждый раз и ни разу не провалил тесты. Один раз я этого не сделал, я потерпел неудачу. Как еще я должен понимать эту связь?».

Люди с магическим мышлением могут считать до конкретного числа в уме, повторять одинаковые фразы определенное количество раз, чтобы защититься от потенциального вреда. Некоторые выполняют ритуалы в определенное время дня или при конкретных обстоятельствах.

Например, человек поднимает и кладет предмет определенным образом, чтобы предотвратить неудачу. Он считает до пяти, прежде чем поднимать трубку, когда кто-то звонит, чтобы убедиться, что разговор пройдет нормально. Он молится за конкретного человека в 16:44. ежедневно. Другие люди с магическим мышлением стараются избегать «опасных» чисел, цветов, слов, мест, предметов. Например, они сознательно не смотрят на часы между 15:15. и 15:45 чтобы они не рисковать увидеть, что сейчас 15:33.

Они также обращаются к надежным людям, чтобы дискредитировать ритуалы. Например, они спрашивают: «Как вы думаете, случится ли что-то плохое, если я не напишу вам перед вылетом?» Хотя они испытают временное облегчение от ответа, это лишь вопрос времени, когда их магическое мышление снова запустится с новыми навязчивыми мыслями и ритуалами.

Лучшим курсом лечения людей с магическим мышлением является гипнотерапия. Идея заключается в том, что повторяющееся воздействие навязчивых мыслей без выполнения ритуальных действий – эффективный способ помощи. Когда человек постоянно выполняет навязчивое действие, это усиливает потребность в проведении ритуалов. С другой стороны, когда ему не позволяется участвовать в компульсиях, он учит себя новому способу реагирования. Гипнотерапевт на подсознательном уровне закладывает новые варианты ответа на магические мысли, что уменьшает беспокойство.

В рамках гипнотерапии пациент отслеживает навязчивые идеи и компульсии, чтобы выяснить, насколько тревожна каждая мысль. Клиент будет постепенно попадать во все пугающие ситуации. Последовательность работ тщательно планируется гипнологом. Чтобы лечение было эффективным, необходимо постепенно приближаться к цели, а не двигаться слишком быстро, полностью перегрузив психические ресурсы.

Что такое диссоциация?

Диссоциация – это и признак фобии, и одновременно техники гипнотизации. По сути, гипноз – это лишь способ управляемо расщепить личность

Гипнотические реакции приписывают двум механизмам, которые характеризуются как диссоциативные. В теории неодиссоциации Хилгарда (1986) предполагается, что реакции человека в гипнозе связаны с разделением сознания на два или более одновременных потока. Эти потоки разделены амнезическим барьером, который предотвращает доступ к исполнительным функциям, связанным с мониторингом и контролем.

В теории диссоциированного контроля Бауэрса (1992) предполагается, что гипнотические индукции ослабляют контроль поведенческих схем, тем самым позволяя напрямую активировать желаемое поведение с помощью внушений. Это гипотеза применяет модель исполнительного контроля Нормана и Шеллиса для объяснения гипнотического ответа. Когда люди загипнотизированы, два уровня сознания перестают работать вместе. В гипнозе частично отключается система управления более высокого уровня. Поэтому человек более зависит от автоматических процессов. Контексные подсказки и воздействие со стороны гипнотизера определяют личный опыт испытуемого.

Спанос выдвинул гипотезу, что поведение и переживания в гипнозе, разыгрываются в соответствии с социальным контекстом, ожиданиями, обстановкой, хотя иногда они воспринимаются как непроизвольные. Он продемонстрировал в более чем 250 экспериментальных исследованиях, что гипнотические действия зависят от условий, в которых они происходят, а также от когнитивной интерпретации, проведенной загипнотизированным субъектом. Спанос возражал против веры Хилгарда в то, что гипноз – это измененное, особое или диссоциированное состояние сознания. Он утверждал, что многие действия, выполняемые под гипнозом, можно объяснить, используя социально-психологические и когнитивные гипотезы (Spanos, 1996).

Автор говорил, что есть две причины, по которым люди неверно истолковывают свое состояние сознания как гипноз. Одна из них заключается в том, что они считают, что их поведение вызвано внешним источником, а не их личностью. Второй аспект связан со способом проведения гипнотических ритуалов. Гипнолог говорит определенные вещи, которые сначала интерпретируются как произвольные, а затем в ходе процедуры как непроизвольные. Например, «расслабьте мышцы ног», а затем «ноги кажутся мягкими и тяжелыми».

Спанос показал, что гипнотизер задает человеку два связанных запроса. Первый прямо просит субъекта что-то сделать. Второй – чтобы субъект сделал вывод о том, что запрос является непроизвольным. Некоторые участники гипноза следуют первому запросу и понимают, что выполняют задание добровольно. Другие не отвечают инструкциям вообще. Третьи следуют обоим просьбам, поэтому считаются «великими» подопытными.

Спанос подтвердил экспериментальным путем, что люди контролируют свои гипнотические переживания, ведя себя так, как, по их мнению, они должны действовать во время гипноза. Одно исследование включало оценку обезболивающего эффекта. Эксперимент проводился на двух группах людей. Единственная разница между группами заключалась в том, что одной группе сказали, что они будут загипнотизированы. Каждого введенного в гипноз участника просили опустить руку в ведро со льдом и подержать ее там как можно дольше. После этого их попросили оценить ощущаемую боль. У участников, знавших о применении гипноза, была гораздо более низкая чувствительность к боли, чем у тех, кто не был предупрежден о введении в транс. Спанос утверждал, что это произошло из-за того, что первые испытуемые хотели, чтобы их рассматривали как «великих» субъектов для гипноза. Эти открытия подтверждают идею, что гипнотического состояния вообще не существует. Поведение, демонстрируемое людьми, на самом деле обусловлено их мотивацией.

Как проходит гипнотерапия

Профессиональные гипнологи на протяжении всего сеанса работают над «стабилизацией» клиента, наращивая ресурсы и устойчивость, чтобы оптимизировать свое участие и убедиться, что лица готовы к терапии. Когда состояние пациента стабилизируется, следующим этапом является проведение лечения. Завершающие мероприятия призваны поддержать и закрепить новые способы реагирования, предотвратить возвращение к прежнему поведению, предупредить нефункциональные ответы.

Один из первых подходов, используемых после установления транса – усиление расслабления клиента. Это часто достигается либо прямым предложением человеку расслабиться, либо созданием воображаемого «безопасного места» или «любимой зоны отдыха». Хотя расслабление не является необходимым для гипнотерапии (на самом деле, оно обычно не используется в некоторых точках приложения, например, в спорте), когда оно применяется в качестве начального подхода, оно помогает клиенту вовлечься в процесс, способствует позитивным ощущениям. Релаксация дает благоприятную отправную точку для дальнейшего проведения гипнотерапии.

Гипнотические внушения

На протяжении сеанса гипнотерапевт часто использует «прямые» и «косвенные» внушения, чтобы вызвать изменения. Прямые внушения более убедительны и ясны, например, «отпусти напряжение сейчас». Они подходят для человека, который ценит твердый, четкий подход.

Косвенные выражения более мягкие. Они создают иллюзию выбора, например, «Интересно, расслабляется ли сейчас ваше правое плечо глубже, чем левое». Непрямые предложения хорошо работают с теми клиентами, которые предпочитают «разрешительные» инструкции. Они подходят тем, кому не нравится делать, что им говорят, кто хочет быть активным, желает участвовать в совместной терапии.

Многие гипнотерапевты используют как прямые, так и косвенные внушения. Метод воздействия избирается в зависимости от существующего «локуса контроля» у клиента. Это шкала личностных качеств, которая определяет степень, в которой человек считает, что он контролирует свою жизнь.

Человек с внешним локусом контроля думает, что все происходит «по прихоти судьбы». Он не берет на себя ответственности за собственное здоровье. Индивид с крайним внутренним локусом контроля считает себя ответственным за события, которые в действительности находятся вне их контроля. Для успешного терапевтического взаимодействия требуется «сбалансированный» локус контроля клиента, когда человек принимает на себя соответствующую ответственность за процесс лечения.

К локусу контроля можно обратиться с помощью «усиления эго». Укрепление эго в процессе гипнотерапии может не только усилить и уравновесить локус контроля клиента, но и положительно сказаться на самооценке, уверенности в себе, самосознании. Это расширяет возможности терапии, развивая внутренние ресурсы, повышая устойчивость к стрессам. Это помогает облегчить терапевтический процесс, приводит к более заметным и длительным изменениям. Подходы, укрепляющие эго, могут быть прямыми или косвенными – метафорическими.

«Метафорическая» работа (аспект «эриксоновской гипнотерапии») эффективна в условиях гипноза. Люди часто используют метафоры в повседневном языке, такие как «воспоминания о событии были туманными». Помимо простых фраз, мы также знакомы с метафорическими историями. В детстве нам рассказывают истории, например, перед сном. Эти рассказы обычно имеют смысл, который мы усваиваем, даже не прилагая усилий.

Когда рассказывают историю, мы расслабляемся и забываем, что вовлечены в терапевтический процесс. Таким образом, меньше вероятность раскритиковать терапию или отказаться от нее. Терапевтические метафоры косвенно идентифицируют проблему, проводя параллели. Они исследуют то, что было опробовано ранее, а затем предлагают альтернативный способ ответа на проблему, разъясняя, какие преимущества может иметь новый подход.

Например, для клиента, которому полезно взглянуть на работу или образ жизни в поисках источника проблемы, метафорой может быть: «У одного из клиентов недавно были боли в плечах (проблема). Он регулярно делал массаж, делал больше упражнений и даже сменил матрас, но ему ничего не помогло (попытка решения). Потом он однажды заметил, что его поза, когда он использовал ноутбук, была довольно сгорбленной. Поэтому он изменил свою позу, стал ровнее сидеть во время работы (возможное решение). С тех пор он чувствовал себя комфортнее, был в лучшем настроении (преимущества)».

Терапевтические метафоры можно использовать в повседневном разговоре. Каждый человек извлечет из них свой собственный смысл. Некоторыми они воспринимаются буквально, заставляя думать о своей позе. Других людей они мотивируют рассмотреть вещи с другой точки зрения, что влияет на восприятие существующих обстоятельств.

Распространенные терапевтические подходы

Хотя внушение является фундаментальным аспектом гипнотерапии, большинство профессионалов знакомы с широким спектром гипно-психотерапевтических подходов.

Методы поведенческой гипнотерапии направлены на выявление и изменение повторяющегося бесполезного поведения. Цель техники – изменить, что, где и как делает клиент. Типичное поведение часто принимает форму устоявшихся привычек и реакций. Оно срабатывает, как в тех случаях, когда человек осознает это (например, сидит в неправильной позе, работая за ноутбуком), так и в тех ситуациях, когда он не осознает действия (например, сосание пальца или обгрызание ногтей).

Вместе с прямыми и косвенными внушениями поведенческий подход часто является первой линией выбора при многих проблемах. Гипнолог работает над установлением или изменением автоматической реакции клиента, обучая реагировать определенным образом на стимул или триггер. Например, если пациент испытывает стресс на работе, как только он садится за рабочий стол, он начинает напрягать мышцы. Посредством гипнотерапии это действие идентифицируется. Другая реакция развивается (когнитивно) и усиливается (с помощью внушения) для создания нового поведения или «привычной реакции».

Относительно прижилась модель когнитивной гипнотерапии, когда убирается слой за слоем. Так постепенно докапываются до нижних травм, которые не так просто найти в иных подходах. Поведенческие подходы часто подкрепляются техниками когнитивной гипнотерапии. С помощью когнитивных методов рассматриваются, оспариваются, изменяются бесполезные и ограничивающие убеждения. Нефункциональные установки исследуются с учетом эмоциональных и физических последствий этих убеждений, а также выявления и развития новых желаемых идей, осознания сопутствующих им положительных последствий.

Например, клиент может придерживаться позиции, что он всегда должен каким-то образом расслабиться, чтобы заснуть. Если он ложиться спать без предварительного расслабления, это приводит к сильному беспокойству, нежелательному физическому напряжению, психологическому стрессу. Подход когнитивной гипнотерапии помогает человеку развить более здоровое, реалистичное убеждение или отношение к происходящему. Он признает, что, хотя предпочел бы мгновенно расслабиться, иногда требуется сосредоточиться на расслаблении каждой части тела. Этот переход от «абсолютных» убеждений к «предпочтениям» способствует психологической гибкости, снижает стресс.

Комбинация подходов, называемая «когнитивно-поведенческая» работа – действенный вариант помощи, особенно больному с навязчивыми мыслями. Метод позволяет обратиться как к привычному стилю мышления, так и к устранению лежащих в основе бесполезных мыслей, стереотипных убеждений.

Подходы «аналитической гипнотерапии» помогают клиентам понять, почему они поступают определенным образом. Гипнолог работает над пониманием, а также для обнаружения и корректировки бессознательных движущих сил и паттернов. Вместе с изучением того, почему человек делает что-то определенным образом, гипноанализ позволяет определить конкретную цель («позитивное намерение») исходного поведения. Затем гипнотерапевт может «договориться» с клиентом об изменении чего-то на более желательное и актуальное.

Например, человек всегда напряжен, путешествуя в качестве пассажира в любой машине, даже с «безопасными», ответственными водителями. Он находит езду мешающей и тревожной, поскольку «сознательно» не понимает, почему напряжен. Аналитический подход может обнаружить причину, например, давно забытую автомобильную аварию (потенциально «подавленную», когда разум пытался защитить клиента). Гипнотерапевт убеждает пациента, что такой «защитный ответ» больше не полезен. Таким образом, клиент получит пользу от понимания причин и возможности изменить типичный ответ.

Большинство гипнотерапевтов выбирают собственные терапевтические подходы от наименее упорного до наиболее «навязчивого» вмешательства, часто работая в настоящем, с текущим поведением и убеждениями. Если поведенческий и когнитивный подходы недостаточны для полного решения проблемы, тогда терапевт может заняться аналитической работой, чтобы клиент мог добиться положительных изменений.

Наконец, «регрессивная гипнотерапия», о которой часто думают, как о крайней мере. Этот подход помогает определить, «когда» произошли первоначальные события. За счет задействования процессов воображения и памяти, чтобы «вернуться» в прошлое время, есть возможности изменить то, как воспоминания представлены ​​или задействованы человеком. Например, возвращаясь к моменту, когда у клиента впервые возникла тревожная реакция на аттракционе в детстве, обретая новую точку зрения взрослого (с солидными знаниями, навыками, опытом), человек может изменить реакцию к аналогичным ситуациям в будущем. Регрессивная гипнотерапия целиком базируется на магическом мышлении. Она помогает пережить эмоцию и создает новые полезные искажения в мышление. Отсюда происходит и неприятие регрессии академической медициной.

Домашнее задание

Эффективна гипнотерапия при ярко выраженным симптомах, тогда терапия получается краткосрочной (до 20 сеансов). Это фобии, панические атаки, потери близких. Отдельной строкой гипнотерапия идет для лечения кожных заболеваний. Это редкие случаи, зато основательны изученные советской наукой (школа Павлова-Бехтерева).

Гипнотерапию рассматривают как «краткий, стратегический, ориентированный на решение и целенаправленный подход». В отличие от некоторых других методов разговорной терапии, гипноз не подразумевает морального насилия над клиентом, это скорее совместный труд. Преимущества и выгоды от гипнотерапии увеличиваются, если клиенты занимаются деятельностью, решают задачи («домашние задания»), выходящие за рамки терапевтического сеанса.

Терапевтические домашние задания укрепляют новые мысли и поведение. Они помогают человеку перейти от знания к действию. В дополнение к реальным делам, таким как поездка в аэропорт (для тех, кто страдает фобией полета) или ведение дневника питания (для людей с излишним весом), многие гипнотерапевты учат пациентов самогипнозу.  Его применение делает человека более устойчивым к достигнутым результатам, предоставляет возможности для усиления расслабления, увеличения способностей противостоять стрессу.

Домашнее задание является ключевой частью фазы «поддержания». Оно помогает клиенту сохранять терапевтические достижения и изменения, развивая при этом навыки самоуправления. Человек не просто сохраняет достигнутые положительные изменения, но и полностью интегрирует их в повседневную жизнь, тем самым обеспечивая длительную стойкость результата.

Завершение курса гипнотерапии

Когда работа в гипнозе будет завершена, гипнотерапевт повторно предупредит или «разбудит» клиента (хотя на самом деле он не спал). Гипнолог обычно не расспрашивает человека о его опыте во время гипноза, не просит отзывов. Однако он проверяет, что думает пациент по поводу достижения цели. Если это необходимо и уместно, пациента записывают на повторный сеанс. В качестве альтернативы может быть назначена встреча в онлайн-режиме.

Разные клиенты (и проблемы) реагируют на гипнотерапию с различной скоростью. Поэтому курс может включать только один сеанс или несколько сеансов, чтобы достичь удовлетворительного результата. Кроме того, по мере проведения терапии могут раскрыться дополнительные или более глубокие проблемы, о которых клиент не подозревал изначально. Вот почему профессиональные гипнологи проверяют в начале каждого сеанса, каковы общие цели терапии, и устанавливают конкретные задачи для сеанса.

Заключение

Может показаться, что работа гипнотерапевта ограничивается временем, затрачиваемым на взаимодействие с клиентами. Однако это не так. Все начинается с получения высококачественного образования, в том числе, как создать успешную терапевтическую практику и управлять ею. Это включает в себя административные и другие задачи индивидуального предпринимателя, такие как маркетинг, создание информационной поддержки, развитие бизнеса.

Гипнотерапевт постоянно занимается обучением, профессиональным развитием, клиническим наблюдением. Он участвует в научных исследования, выступает на конференциях, пишет и публикует посты, статьи, книги. Все эти знания, опыт, практика объединяются в терапевтическом кабинете, чтобы гарантировать, что клиент получит наилучшие впечатления и достойный результат.

Использованная литература

  • 1 Spanos Nick. Acting As If You Are Hypnotized. Research Communications in Psychology, Psychiatry and Behavior. 1982.
  • 2 Journal of the Royal Society of Medicine Volume November. 1985. Current theoretical approaches to hypnosis: a review. Brian J Fellows.
  • 3 The Nature of Hypnosis and Suggestion (Collected Papers of Milton H. Erickson). 1980.
  • 3 Hypnosis as Perceptual-Cognitive Restructuring: From Somnambulism to Autohypnosis. Theodore Xenophon Barber. 1957.

Курсы обучения гипнозу

Отзывы

Комментарии (1)
Геннадий Иванов Геннадий Иванов30.07.2021 г. Психолог, г. Москва 👍 Осталось сделать материал про гипнотерапию для врачебного сайта.


Добавить комментарий:
   



Вы должны войти или зарегистрироваться, чтобы комментировать статьи.
Вы испытываете трудности с подбором специалиста?
Задать вопрос психологу онлайн